Лыжная секция

Переход к конструкции спортивных лыж параболик (карв)


Французская фирма «Россиньоль», занимавшаяся экипировкой Альберто Томбы, задумала и реализовала совершенно особенные виды лыж. Среди них итальянский мастер отобрал ряд моделей, которыми эффективно овладеть никто другой, кроме Альберто, так и не сумел. Свое полное превосходство над остальными принудило многих подражать ему в меру возможностей. Для фирмы «Россиньоль» это был период успехов и славы.

Другие известные фирмы-производители поспешили следовать примеру и обновить технологию изготовления лыж для большого спорта. Французская фирма «Династар», снаряжавшая 6-кратного победителя Кубка Мира по слалому и слалому-гиганту, дважды серебряного медалиста на Олимпийских играх 1992 года Марка Жирарделли, а также Киети Андре Аамодта (2 победы на Кубке Мира 1991 года и золотая медаль в слаломе-гиганте на Олимпийских играх 1992 года), предложила чемпионам новые лыжи, у которых ширина носков и задников были необычными. Их параметры были 89-63-79, в то время как на традиционных горных лыжах соответственно 83-63-75 мм. «Династар» экипировал лыжами такого же типа известную итальянскую чемпионку Дебору Компаньони, которая начиная с 1992 года побеждала в 6 слаломах и в примерно двадцати многократных слаломах-гигантах на Кубке Мира.

Тогда я впервые дал их анализ в статье, назвав их лыжами «с тонкой талией». Это был первый шаг к спортивным лыжам с боковым вырезом "параболлик". Начиная с этого времени производители лыж предложили любителям для облегчения исполнения поворотов модели с очень широкими носками (Elan SCX, Kneissl Ergo, Fisher Revolution).

Но технологические нововведения Россиньоля и Династара не были ограничены только формой боковых граней лыж. При этом были разработаны и дополнены эпюрные изменения распределения жесткости и гибкости по оси, на скручивание, а также в поперечном плане в носковой части, в середине и на заднике лыжи. Все это в комплексе обуславливало совершенно новое поведение лыж в слаломе и слаломе-гиганте, как в начальной и средней фазе ведения поворота, так и, особенно, при завершении дуги поворота.

Разница в ширине лыжи по длине увеличивалась и, в 1997 году, соотношение для лыж слалома-гиганта уже достигло уровня 99-61-87, приблизительно соответствующее основным, не экстремальным любительским моделям лыж почти всех известных марок. Правда, последние рекомендуются для катания более короткие, на 10 и даже 15 см.

Использованы замечания Грега Гуршмана.

Укорочение длины спортивных лыж «параболик».

Это был второй значительный этап эволюции спортивных лыж: в течение 1996-99 гг. произошло укорочение длины лыжи сначала на 5, а потом и на 10 см. Во всех видах горнолыжного спорта более короткие лыжи не уступали в эффективности лыжам традиционной длины. Кроме того, на укороченной спортивной лыже под подошву ботинка была вмонтирована специальная пластина толщиной от 10 до 20 мм.

Эта пластина имеет двойное предназначение:
Во-первых, для того чтобы достичь более эффективной опоры на канты: узость лыжи в середине и приподнятость ботинка создают эффект опоры ледового конька.
Во-вторых, такая пластина уменьшает чрезмерную жесткость центральной части лыжи, обусловливая ее более равномерный прогиб по длине.

В спортивной технике пластины приносят большую пользу. Однако для любительского катания они вряд ли оправданны. Третий революционный «переворот» принес слалом 1998 года.

Укороченные на 15-20 см лыжи с сильно выраженными параболическими гранями с большим успехом проявили себя на самых крупных международных соревнованиях. Лыжи Саломон длиной 168 см, впервые использованные на Чемпионате мира 1998 года Флоранс Маснада, сразу же принесли ей успех: первое место в слаломе (в зачете комбинации). Молодая француженка Стефани Клеман-Ги с самого начала сезона ходила на лыжах Россиньоль в 170см. В состязаниях Кубка Мира. Австриец Марио Матт впервые выиграл международные соревнования по слалому в Кицбюэле именно на коротких лыжах "параболик" - Саломон в 168 см!

Параболическая форма спортивных лыж и уменьшение их длины стали основными факторами для дальнейшего фундаментального развития техники лидеров мирового горнолыжного спорта.

Техника поворотов Томбы завоевывает весь мир.
Феерический успех Томбы, начиная с конца 80-х годов, послужил стимулом выраженного изменения техники его главных конкурентов на слаломных трассах. Швейцарец Фон Грюнинген, еще в 1992 году классифицированный среди сильнейших «гигантистов» мира, и тогда с точки зрения техники прямо противоположный Томбе, стал переходить на более широкое ведение лыж, на более низкую стойку, на уменьшение амплитуды вертикальных движений, что позволило ему «оказывать сопротивление» итальянцу вплоть до 1998 года.

Ту же эволюцию, правда несколько запоздалую, прошли лучшие слаломисты и «гигантисты» из Австрии. Аналогичная история с норвежцами вслед за Аамодтом (Кристиан Фюрузет, Финн Йагге, Лассе Кьюсс и др.). То же с командой Словении, лидера которого Юре Козир одно время метили в наследники престола Томбы. У всех этих мастеров вырисовывались общие двигательные навыки новой техники. В этот момент стало возможным говорить о возникновении фундамента, фундамента новой техники.

Следует заметить сближение технических основ слалома и слалома-гиганта, которые ранее считались довольно различными. Появившиеся в слаломе-гиганте сокращение фазы входа в поворот, значительное снижение перегрузок на лыжи наряду с уменьшением радиуса поворотов в связи с использованием более коротких лыж параболической формы позволили гигантистам увереннее чувствовать себя и на слаломных трассах. И в то же время «чистые» слаломисты в поиске быстрейшего скольжения и наиболее рационального использования лыж, форма которых становилась все более параболической, постепенно приближались по технике движений к основам слалома-гиганта.

Вслед за Томбой - эпоха Германа Майера.
Уже в 1997 году неожиданно и мощно на международную горнолыжную авансцену вырвался молодой австриец Герман Майер. Хотя юниором он так и не был включен в состав национальной команды, но уже на второй год участия в соревнованиях Кубка Мира он вышел на самые передовые позиции (8 побед в гиганте и супергиганте). В течение 1997-98 годов Герман 21 раз поднимался на пьедестал победителей.

Поверхностные обозреватели отмечали в первую очередь его впечатляющие физические данные и агрессивность стиля. В то время как настоящие специалисты обнаруживали многие новые технические элементы австрийца, развивающие технику Томбы, сохраняя ее основные принципы и положения.

Вход в поворот выполнялся еще быстрее при уменьшении отрыва лыж от снега, траектории дуг становились еще более резаными благодаря переносу опоры на обе лыжи, увеличению амплитуды и продолжительности сгибания. Герман Майер выгодно отличается от своих чемпионов - предшественников буквально в течение той малой доли секунды, когда в начале поворота происходит облегчение и перекантовка лыж. При завершении поворота в конце резаного скольжения на нижней лыже он мгновенно переносит опору на кант верхней лыжи и сразу же начинает резать дугу следующего поворота.

Подражание технике Германа Майера и переход на его лыжи (австрийская фирма «Атомик») способствовали мутации гигантистов и слаломистов в австрийской команде, лидерство которой стало подавляющим (41 медаль на соревнованиях Кубка Мира-99, в то время как у Норвегии 10, а у Швейцарии только 6 медалей).

Небольшой выигрыш времени в начале каждого поворота может на всей соревновательной дистанции суммироваться в несколько десятых долей секунды, вполне достаточных для одержания победы. Следует отметить, что такой мгновенный вход в поворот сразу же выводит лыжи в более закругленную траекторию дуги с более ранним и мощным воздействием центробежной силы, что часто обусловливает значительное распрямление ног. Некоторые специалисты неправильно путают такое распрямление с широко известным в прежние времена сгибанием-разгибанием.

К новой технике от молодого австрийца Бенжамина Райха.
Из этого впечатляющего сильного коллектива, каким стала австрийская сборная, с 1998 года появилась новая талантливая звезда – Бенжамин Райх. Чемпион мира-97 в слаломе и слаломе - гиганте среди юниоров, он сразу же проявил себя на Кубке Мира-99, выиграв 2 слалома и один слалом-гигант. Все специалисты, ставшие свидетелями его первых успехов, отметили оригинальность его техники и сразу же предсказали ему большую спортивную карьеру.

Возможно, еще слишком рано утверждать, что этот молодой человек внёс усовершенствование в современную технику приемов высшего мастерства, но, безусловно, он явно отличен от Германа Майера.

Прежде всего своим телосложением: он более вытянут, стройнее. А также большей амплитудой движений и пластичностью, что, видимо, позволяет ему добиться наилучшего скольжения. Наконец, в результате увеличения амплитуды некоторых технических элементов, введенных еще десять лет тому назад Альбертом Томбой и далее усовершенствованных Германом Майером, ему удается завершать резаные повороты, сохраняя опору на обе лыжи и делая при этом не столь сильные сгибания. Речь идет, во-первых, о постоянной опоре на обе лыжи, чему способствуют морфологические особенности бочкообразной («кавалерийской») формы его ног, а также, возможно, о более частом использовании боковых распрямлений ног большей амплитуды.

Сопутствующая эволюция в технике катания любителей.
Вместе с изменениями в спортивной технике лидеров-чемпионов, как всегда, наблюдается совершенствование горнолыжных приемов у хорошо катающихся любителей горных лыж.

Во-первых, потому, что любители обычно следят за своими спортивными кумирами и стремятся их копировать. А, во-вторых, потому, что фирмы выпускают в массовое производство лыжи, которые являются производными от гоночных моделей. И эти лыжи дают максимум удовлетворения при катании если горнолыжник адапртируется к новым техническим приемам. Кроме того, эти новые лыжи сами по себе, стимулируют улучшение техники их пользователей.