Лыжная секция

Урмас Вяльбе: в Россию еду не из-за денег


Лыжи. Урмас Вяльбе


Представители сервис-групп, или, попросту говоря, смазчики, редко попадают в сферу внимания журналистов. Но эстонец Урмас Вяльбе, давший согласие стать руководителем смазочной бригады сборной России, исключение – этот специалист давно пользуется большим уважением в мире лыжного спорта.

Урмас говорит нараспев, с характерным эстонским акцентом. А упоминая президента Федерации лыжных гонок России (ФЛГР), то и дело сбивается с официального Елена Валерьевна на ласковое Леночка. Новый смазчик нашей национальной команды и первый муж трехкратной олимпийской чемпионки Елены Вяльбе в интервью «Советскому спорту» рассказал, почему год назад отказался от предложения перейти в сборную России, об отношениях с бывшей супругой и пояснил, в чем главный недостаток российских смазчиков.

«АЛАВЕР – ЛУЧШИЙ ТРЕНЕР ДЛЯ РОССИИ»


– Урмас, вы много лет проработали в сборной Эстонии. Как вам пришла в голову идея перебраться в Россию вместе со всей своей смазочной группой из трех человек?

– Елена Валерьевна… – Урмас с явным трудом произносит имя-отчество, делает паузу, и потом со смешком продолжает: – Нет, Леночка звала меня в сборную России еще год назад. Ей давно нравилось, как едут лыжи у эстонских ребят. Но тогда я не мог оставить Андруса Веерпалу и Яака Мяэ – лыжников, с которыми я работал больше 10 лет, с которыми впервые добился больших результатов. Пришлось вежливо попросить Лену подождать будущего года, когда Веерпалу и Мяэ закончат карьеру.

– Насколько большую роль сыграли в вашем переходе финансы?

– Деньги, конечно, играют важную роль в жизни, но не решающую. После ухода лидеров бюджет эстонской федерации заметно сократится. В России мне предложили пусть и больше денег, чем было в Эстонии, но не намного. Не настолько, чтобы ради этого переходить. Другое дело, что в вашей стране, в отличие от моей родины, сейчас есть очень сильная и многочисленная мужская команда. Для меня работать со спортсменами, которые прямо сейчас готовы выигрывать, гораздо интереснее, чем мазать эстонских юниоров. Пусть перспективных, но способных показать результат года через три, не раньше.

– Я правильно понимаю, что в России вы собираетесь работать только с мужской сборной?

– Конкретного разговора не было, но я рассчитываю, что да. Женщины в России, к сожалению, пока не блещут.

– Можете, отбросив ложную скромность, объяснить: в чем вы лучше российских сервисменов?

– Ни в чем! – выпаливает Вяльбе, но затем, поразмыслив, добавляет: – Россияне маловато общаются с внешним миром. Каким бы крутым профессионалом ты ни был, нужно всегда держать ухо востро и знать, что творится у других. Наш эстонский главный тренер Мати Карлович Алавер даже в межсезонье каждый день на телефоне! Говорит с немцами, норвежцами, шведами, финнами… Выуживает у них любую информацию, а потом пересказывает нам. Русские такой работы не ведут.

– Кстати, об Алавере. Переговоры с ним ведутся почти год. Он все-таки даст согласие возглавить сборную России или нет?

– У меня нет точной информации. Но если спросите мое мнение, Мати – самый лучший главный тренер для России, какого только можно представить. Он знает всех русских тренеров, спортсменов, владеет методикой и даже по-русски, в отличие от меня, говорит без акцента, – смеется Вяльбе. – Авторитет у Алавера такой, что не только эстонцы – весь мир обращается к нему за советом: «Что ты думаешь, Мати, как правильно поступить?».

«ЖИВУ ТАМ, ГДЕ КУБОК МИРА»


– Исполнительный директор Союза биатлонистов России Сергей Кущенко регулярно рассказывает о норвежских суперлабораториях на колесах, в которых они колдуют над лыжами. Норвежцы и вправду обладают какими-то технологиями, какие остальному миру и не снились?

– Норвежская система просто удобна в работе. Обычно мы тратим кучу времени, чтобы сначала разложить оборудование в кабинке после переезда, а потом все это обратно собрать и запаковать. Этап Кубка мира идет несколько дней, и весь сезон мы постоянно в пути. Вот и считайте, сколько можно сэкономить часов работы, если иметь постоянный грузовик, где все на своих местах. Я предложу идею Лене. Если средства найдутся, приобрести грузовик нам бы очень не помешало.

– Согласитесь, ситуация, когда вами в качестве президента федерации будет руководить бывшая супруга, не самая обычная?

– А что такого? – кажется, искренне удивляется Урмас. – С Леной у нас очень хорошие отношения. Хотя прошло уже много лет, мы до сих пор общаемся почти каждый день. Как бы там ни было, но у нас общий ребенок, и мы обязаны поддерживать контакт хотя бы ради сына.

– Елена Валерьевна прошлым летом советовалась с вами, прежде чем принять решение баллотироваться на пост президента ФЛГР?

– Помню, она что-то говорила о выборах, но моего мнения не спрашивала. Хотя сейчас запросто может задать вопрос по работе: «Урмас, а как мне лучше сделать?». Выслушает меня, а потом сама примет решение. Так и надо: одна голова – хорошо, а две – лучше.

– После переезда в Россию вам теперь легче станет общаться с сыном Францем?

– Почему это?! Я живу не в России и не в Эстонии. Я живу там, где Кубок мира. Даже сейчас вот поехал на коммерческий Тур де Баренц, чтобы подобрать для сборной смазочные материалы на будущий год. Хотя контракт с российской стороной у меня еще не подписан, – усмехается Урмас. – А если серьезно, в промежутке между сборами и соревнованиями мне все равно удобней будет оставаться в Эстонии. Здесь все рядом, все близко. Многие спортсмены, наоборот, перебираются в Европу. И уж мне ехать с родины в Россию точно нет никакого смысла.

P.S.
Вчера стало известно, что Мати Алавер окончательно ответил отказом на предложение возглавить сборную России.

СЛОВО КОЛЛЕГЕ


СЕРВИСМЕН ЛАРИСЫ ЛАЗУТИНОЙ ВИКТОР СМИРНОВ: НОРВЕЖЦЫ НИЧЕМ НЕ ЛУЧШЕ НАС


Виктор Смирнов, сервисмен пятикратной олимпийской чемпионки Ларисы Лазутиной, год назад покинул пост старшего тренера нашей женской сборной и уехал смазчиком в Казахстан. Смирнов поделился мнением о коллеге Урмасе Вяльбе и проанонсировал свое грядущее возвращение в Россию.

– Мы с Урмасом работали вместе в сборной Эстонии в период с 1987 по 1990 год, – вспоминает Виктор Смирнов. – Давно знаю его как очень грамотного профессионала, да и просто приятного человека. Я бы не сказал, что российские смазчики в чем-то уступают иностранцам. Мазать лыжи мы умеем ничуть не хуже. Другое дело, что иногда нам не достаются лучшие материалы. Ясно, что те же норвежцы самые быстрые парафины и порошки отложат для своих спортсменов, а потом уже станут продавать остатки. Пару лет назад сервисмен из Норвегии работал в Эстонии. Помню, я тогда спросил Урмаса: неужели норвежец правда намного лучше нас? Урмас ответил: ничего подобного, просто у него есть свои материалы, каких мы не знаем.

Сам я уже говорил с Еленой Вяльбе и на будущий год точно вернусь в сборную России. Правда, в каком качестве – сервисмена или все-таки тренера, пока непонятно.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО


Урмас ВЯЛЬБЕ

Родился 8 ноября 1966 года в Вырумяэ (Эстония). Участник этапов Кубка мира в 1989–1994 гг. в составе сборных СССР и Эстонии. Участник Олимпийских игр 1992 и 1994 годов (лучшее место – 28-е). Сервисмен сборной Эстонии (1999–2011). С весны 2011 года – руководитель сервисной группы сборной России.