Лыжная секция

Судак

СУДАК

СУДАК был большой и старый, жил он под корягой в глубоком, темном и холодном месте уже давно. Здесь его никто не беспокоил. Сюда редко заплывали другие хищники, рыбаки не забрасывали свои снасти, а шум лодочных моторов не мешал. Судак не покидал убежища даже тогда, когда все его сородичи собирались в стаи и уплывали на охоту в верховья водохранилища. Он никого не подпускал к своему убежищу, потому что был самой сильной рыбиной в ближайших окрестностях.

Охотился Судак в одиночку и только по ночам. Из-под коряги внезапно нападал на проплывающих мимо ершей и мелких подлещиков. Иногда он поднимался к поверхности и бил проходящие стаи уклеек. Но никогда в погоне за добычей не уходил далеко от дома.

Он очень боялся шума. Но больше всего не любил солнечного света. Солнце ослепляло его и делало беспомощным. Даже в пасмурную погоду он почти никогда не охотился при свете, а дремал в своем убежище, где всегда был полумрак.

В этот день Судак после заката почувствовал сильный голод. Он несколько раз сильно хлопнул жабрами, чуть-чуть высунулся из-под коряги, осмотрелся и прислушался. Поблизости не было видно ни одной рыбешки.

Подводный мир жил своей обычной жизнью. Его обитатели были заняты поисками пищи. В этот тихий вечерний час большинство рыб вышло на поверхность и кормилось там. Мелкий подлещик, плотва и уклейка поедали упавших в воду насекомых. Там же промышляли стаи небольших судачков.

Возле дна на перепадах глубин искала пищу другая рыба. Рылись в грязи подлещики и ерши, отыскивая что-нибудь съедобное, проходили стаи окуней, подстерегали добычу судаки и щуки. Повсюду слышались всплески, стук, возня, шорох.

Судак вслушивался в эти звуки и старался определить, не грозит ли ему какая-нибудь опасность и не приближается ли добыча. Но вокруг коряги по-прежнему никого не было. А Судаку все сильнее хотелось есть.

Вдруг поблизости вверху послышались шорох и легкие частые всплески: это стая уклеек шла по поверхности и подбирала упавших в воду насекомых. Когда стая была у него над головой, он плавно, но сильно взмахнул хвостом и пошел наверх. Увидев стаю уклеек, бросился в самую гущу ее, раскрывая огромную пасть и с чавканьем всасывая воду. Уклейки брызнули в разные стороны, многие выскочили из воды, и ни одна не попала в рот. Хищник сразу же свернул в сторону и вниз на несколько метров, чтобы сделать новый заход. Боковой линией он все время чувствовал стаю и шел за ней чуть ниже. Когда уклейки успокоились, он снова рванулся вверх, в стаю, и опять промахнулся. Но на этот раз он не ушел вниз, а выскочил на поверхность и ударил хвостом по воде.

Удар получился сильный, гулкий, как от падения камня. Несколько оглушенных уклеек завертелись на месте, а стая бросилась в сторону. Судак проглотил сразу две рыбки, но потерял время: стая ушла так далеко, что он ее больше не чувствовал. Надо было возвращаться назад.

Судак, как всегда, легко нашел свой дом. Развернулся и хвостом вперед заплыл под корягу. Работая плавниками и хвостом, расчистил от грязи площадку, осторожно опустился своим толстым белым брюхом на песок и стал ждать.

Прошло довольно много времени, прежде чем Судак увидел свою жертву. К коряге не спеша подплывал довольно крупный подлещик. Он шел возле самого дна, опустив голову вниз и принюхиваясь. Время от времени останавливался, вытягивал губы трубочкой и начинал всасывать и выплевывать песок. За подлещиком на песке оставалась борозда, окруженная маленькими облачками мути.

Судак неподвижно лежал в засаде. Подлещик остановился, начал копаться в грязи перед самой корягой и мутить воду. Хозяин укрытия бросился на подлещика, сильно ударил его носом в бок и сразу же вцепился зубами в брюхо. Из раны темными клубами потекла кровь, хвост жертвы мелко задергался. Неожиданно подлещик рванулся и, сдирая об зубы чешую, освободился. Мгновение он стоял неподвижно, потом метнулся в сторону, оставляя за собой темные кровяные полосы. Запах крови еще больше усилил голод и привел Судака в ярость. Он помчался в погоню по кровавому следу. Но подлещик вышел на течение, запах крови отнесло в сторону, и Судак след потерял. Он проплыл еще немного вперед и лег на дно, чтобы отдохнуть и прислушаться. Где-то на мели слышался шорох и возня гуляющей мелочи. Судак медленно поплыл в сторону мели. Но чуткие плотвички стремительно бросились в разные стороны и исчезли во тьме. Судак начал снова двигаться вперед, но в это время почти над самой его головой взревел лодочный мотор. Судак очень не любил этот звук и, услышав его, сразу же повернул обратно.

Подводный мир снова оживал. Рыбы, которые спали всю ночь, выходили на кормежку. Кое-где наверху засветились серебристые пятна, и стало светлее. Начинался рассвет. Солнце еще не взошло, но первые розовые полосы уже легли на воду.

Небольшие судачки вышли на свалы русла ближе к отмелям и начали предутреннюю охоту. А Судак в это время возвращался домой после неудачной охоты. Он торопился уйти на глубину под корягу, прежде чем появится солнце и станет совсем светло. В укрытии он устало опустился на песок. Он чувствовал, что слабеет от голода. Надо было кого-нибудь проглотить, но снова выходить из-под коряги не решался и продолжал ждать в своем укрытии.

Но ему по-прежнему не везло: в течение нескольких часов мимо коряги не проплыла ни одна рыбешка.

Судак начал было впадать в оцепенение и засыпать, когда вдруг услышал слабое посвистывание. К коряге приближалось маленькое странное существо, похожее на рыбку. Оно двигалось резкими скачками, подпрыгивало, кувыркалось, падало на песок, немного проползало по дну и, подняв облачко мути, снова прыгало вперед, издавая при этом легкий свист. Существо это двигалось прямо на Судака, и он не знал, нападать ему или защищаться. На всякий случай он отодвинулся подальше под корягу. В этот момент существо сделало большой скачок и перелетело через корягу. Судак почувствовал слабый запах мяса и крови. Перед ним была добыча. Он рванулся вперед, круто развернулся и пошел следом за своей жертвой. Существо снова подпрыгнуло, кувырнулось и начало плавно опускаться. Судак зашел сбоку и схватил его, когда оно почти коснулось дна.

В ту же секунду что-то больно укололо его в верхнюю губу. Он рванулся назад и тут же ощутил ответный рывок. Сильная боль пронзила его. На мгновение он оцепенел, затем бросился под корягу. Но боль усилилась, и он почувствовал, что какая-то сила пытается повернуть его обратно. Судак изо всех сил заработал хвостом, но не смог доплыть до коряги. Неизвестная сила повернула его в сторону и вверх. Тогда он прижался ко дну и поплыл в глубину, но все время чувствовал сопротивление. Что-то постоянно пыталось поднять его вверх. Наконец Судак почувствовал, что не может больше удерживаться возле дна. Постепенно, метр за метром он поднимался вверх и плыл уже в толще воды.

Он начал трясти головой, чтобы сбросить с губы странный маленький предмет, доставивший ему столько беспокойства. Но сразу же непонятная сила снова стала тянуть его вверх. Крючок, вонзившийся в уголок рта, повернулся и начал скользить по верхней губе, разрывая кожу.

Только теперь Судак по-настоящему испугался. Он почувствовал, что не справляется с этим маленьким, но очень сильным врагом, вцепившимся ему в губу. Сердце его вдруг забилось часто и неровно. Он ощутил слабость и покорно пошел вверх, куда его тащили.

Сверкающее небо приближалось, колыхалось и вспыхивало ослепительными серебристыми бликами. Вдруг на этом ярком фоне прямо перед собой Судак увидел большой черный предмет — лодку и фигуру человека в ней. Несмотря на усилившуюся боль, Судак заработал всеми своими плавниками и бросился вниз, вложив в этот отчаянный рывок все оставшиеся силы. Ему все время что-то мешало, пыталось повернуть назад. Он с трудом доплыл до дна, хотел было лечь на песок и отдохнуть, но та же непонятная сила вновь развернула его и потащила вверх. Опять приближалось качающееся сверкающее небо, а на его фоне — черная тень лодки. Судак описал круг, медленно и устало шевеля хвостом, и не было у него уже сил уйти в глубину. По-прежнему что-то не сильно, но настойчиво тянуло его за губу вверх, и он покорно плыл, почти не сопротивляясь. В глазах у него темнело, сердце останавливалось.

Поверхность воды вздулась широким бугром, и оттуда показалась горбатая коричневая спина с темными полосами и колючим гребнем. Солнечный свет, которого Судак всегда так боялся, ударил ему в глаза, ослепил и парализовал. Жабры обожгло воздухом. Судак медленно завалился на бок, перевернулся и замер, выставив из воды широкое белое брюхо с беспомощно торчащими подрагивающими плавниками.

Ослепленный и измученный, он уже ничего не чувствовал. Не ощутил он и того мгновения, когда вытянувшаяся на губе кожа порвалась и крючок, скользнув по верхней челюсти, вывалился изо рта. Боль ослабела, непонятная сила перестала тащить его к лодке.

Несколько секунд Судак лежал неподвижно, покачиваясь на волнах, затем плавники его вздрогнули, он повернулся и осторожно, еще не веря в свое освобождение, поплыл в глубину, сначала медленно, а затем все быстрее, работая широким хвостом. Он опустился на дно и осмотрелся. Опасности больше не было. Тогда он приподнялся и потихоньку поплыл мимо хорошо знакомых песчаных холмов и поваленных деревьев в ту сторону, где была его коряга. Вошел в убежище и устало опустился на песок. Здесь в прохладном полумраке все было, как обычно. Только боль в верхней губе напоминала о случившемся.

А где-то далеко вверху над корягой на фоне серебристого неба долго чернел корпус лодки, и мимо коряги, подпрыгивая и свистя, несколько раз проплывало маленькое странное существо, доставившее Судаку столько неприятностей.

Судак спал, набирался сил, чтобы на вечерней заре снова выйти на охоту.