Лыжная секция

Спокоен как слон
Станислав Волженцев: «На чемпионате мира я был спокоен, как слон»


Лыжи. Станислав Волженцев, фото Нины Бурмистровой


Прошедший лыжный сезон во многом стал поворотным для лыжника из Ухты Станислава Волженцева. Он впервые выступил на чемпионате мира в Норвегии, причем сразу в двух гонках, и, по признанию тренеров, пробежал их блистательно. Четвертое место дебютанта мировых первенств на классической «пятнашке» стало откровением как для специалистов, так и болельщиков.

Кроме того, спортсмен впервые принял приглашение тренироваться в сборной России и будет готовиться к сезону с новым наставником. В интервью еженедельнику «Молодежь Севера» воспитанник ухтинской лыжной школы рассказал, почему на чемпионате в Осло у него плохо катили лыжи, но он был спокоен, как слон, признаваясь, что рассматривает варианты перехода в другой регион, и поведав о том, что в юности хотел стать бурильщиком, и даже проходил вузовскую практику на нефтяной вышке под Усинском.

- Классическая «пятнашка» - это же вообще ваша первая гонка на чемпионатах мира, и сразу - четвертое место. Как она сложилась и какие были после нее ощущения?

- Гонку я начал, как обычно, но на первой отсечке был 17-м. Ближе к финишу тренеры стали подсказывать, что буду в шестерке. А когда уже прибежал, то увидел, что могу быть и третьим. И вот я сел, ноги скрестил (улыбается). Но стал четвертым. Я не расстроился. Созвонился с личным тренером. Он сказал, что это отличный результат. Мне больше было интересно, как люди оценят - скажут, что я выскочка, откуда взялся...

- Как отреагировали тренеры? Кажется, что сразу после гонки отношение к вам поменялось.

- Тренеры в сборной закоренелые. Для них мое четвертое место - не показатель. Мне было очень приятно, как Елена Вяльбе отреагировала на мой результат. Она кричала изо всех сил, когда я бежал, подбадривала меня.

- За счет чего получилось показать результат? Это плановая работа или вы поменяли что-то в подготовке к чемпионату мира?

- Это плановая работа. Она строилась еще в прошлом году к Олимпиаде в Ванкувере. Туда были все шансы попасть. Но я, может, где-то не доглядел, и получилось так, что перебрали с нагрузкой, ходил уставший весь сезон. А прошлой весной больше отдохнул. Может, из-за этого все так и сложилось.

- Эстафета на чемпионате мира, в которой вы бежали на втором этапе, не удалась сборной России. Наша команда была фаворитом, но финишировала только седьмой. Анализировали, из-за чего это произошло?

- В целом по чемпионату мы проигрывали в скольжении, поэтому мой этап получился смазанным. Даже когда я финишировал, ко мне подошел иностранный журналист и спросил, почему же у русского парня лыжи «не работали»: ни вверх, ни вниз не ехали.

- Об этом говорили и писали многие болельщики, так как это было видно даже по телетрансляции.

- Так и есть. Мы только стартанули, стали спускаться, ко мне моментально подъехал швед. На следующем спуске меня стали попросту обгонять. Я изначально уже проигрывал в скольжении. Например, после 15-километровой гонки стали делать анализ, замерять время от начала спусков до конца. Выяснилось, что только на этих участках я проиграл победителю из Финляндии 22 секунды. Казалось бы, он ничего не делает, и я ничего не делаю, а 22 секунды уже проигрываю. Также получилось и в эстафете.

- Несмотря на это, вы, если судить по телекартинке, не сильно нервничали. Кто-то из журналистов даже написал, что вы - спокойный, как слон. А потом эту фразу про слона подхватили болельщики на форумах.

- Удивительно, но у меня весь чемпионат было очень спокойное эмоциональное состояние. Физическое и психологическое состояние было настроено на гонки. Когда перед первой гонкой я выбрал лыжи, откатал их, ко мне подходит сервисмен и спрашивает, все ли нормально. Предлагает что-то поменять, добавить. Обстановка понемногу накалялась. Я ему говорю: «Дима, успокойся, у меня все нормально!» Может, это Норвегия на меня повлияла. Я был действительно спокоен, как слон (улыбается).

- В этом году основных успехов вы добились в «классике». Планируете подтягивать «конек»?

- Сейчас у меня получается классическая «пятнашка». Поэтому я могу еще и в эстафету попадать на классический этап. Но я не так слаб в коньковой части. У меня было несколько удачных коньковых стартов. Моя первая медаль на крупных соревнованиях - это «серебро» на первенстве мира среди молодежи в дуатлоне. На чемпионате же России в «коньке» я был третьим. Да и в спринте стало получаться. Будем пробовать. Возможно, марафоны пойдут, в конце года планирую определиться.

- После удачного чемпионата мира вы приняли приглашение тренироваться в сборной России, хотя все предыдущие годы отказывались: работали с личным тренером в Сыктывкаре. Не страшно туда ехать?

- Переход в любом случае страшит. Меня уже четыре раза приглашали в команду, я все отказывался. Наверное, какие-то для себя отговорки придумывал. А сейчас понимаю, что просто не был готов туда идти. С личным тренером рвать не собираюсь - он дистанционно контролировать меня будет, указывать на ошибки. Единственное, чего я боюсь, это перебрать с нагрузками. У старшего тренера мужской сборной Олега Перевозчикова - другая методика.

- Мне импонирует, что вы честно признаетесь, что боитесь перехода. Не каждый в таких вещах признается.

- Я раньше не мог понять самой причины. Не хочу переходить, и все тут. В первый год у меня появилась девушка, второй - свадьба, третий - ребенок. В прошлом году в сборную уже не так настойчиво звали. Сейчас, видно, время пришло. Надо пробовать.

- Вы продолжите выступать за Коми или переберетесь в другой регион?

- Пока сложно сказать. Есть предложения из других регионов, буду их рассматривать. Если республике интересно, чтобы я остался, то и здесь, наверное, будут предлагать свои условия.

- А вы сейчас в Сыктывкаре живете?

- Да. Закончил в 2007 году Ухтинский государственный технический универстит и переехал в Сыктывкар.

- Учеба не мешала тренировкам?

- Я неплохо знаю свою специальность - «Бурение скважин». Многие спортсмены учатся и даже не представляют, на какой специальности. По сравнению с ними, я посещал много занятий, имею представление, что такое бурение.

- Неужели и скажины бурили?

- Так и было. На третьем курсе я ездил на практику в Усинск. На буровой, как и любой другой нефтяник, я таскал трубы, выполнял грязную работу, в общем, вникал в профессию. Когда поступил в УГТУ, у меня еще не было особых результатов в лыжах, и я представлял, что буду работать бурильщиком. Все-таки профессия прибыльная. Но когда съездил на практику, поменял мнение. Оказалось, что интересного в работе мало. Я был там в конце мая, было очень холодно. Я залезал на верх вышки, одетый в три кофты, две куртки, и меня продувало насквозь. Кроме того, там можно легко получить травму. Однажды на меня с трех метров упал кусок смазки от троса. Голову хорошо тряхануло. Хорошо, я в каске был, она-то меня и спасла. В общем, романтики в этой профессии не увидел. Может, розовые очки тогда были.

- Ну теперь вместо буровой вы будете часто ездить на спортивные сборы. С женой это обсуждали? Все-таки отлучаться придется часто и надолго.

- Когда мы с моей будущей женой Евгенией начали встречаться, я был гораздо чаще в разъездах, чем сейчас (улыбается). Она очень умная, трезво на жизнь смотрит. Я принял ее, а она приняла меня с моими разъездами. Супруга по образованию психолог, она мой духовный наставник. Не могу сказать, что мы ругались когда-то очень сильно. Мне повезло с женой. В прошлом году я иногда раньше времени уходил с тренировки, бежал домой к семье. Хотя понимал, что нужно чуть-чуть задержаться. Я чувствовал, что в работе этого не хватало. Потом я поговорил с Женей, и она меня поняла. Посидели, расставили приоритеты, приняли решение.

- То есть, теперь вы не сачкуете? Выкладываетесь на тренировках по максимуму?

- Когда в юности я занимался в детской спортивной школе, там были ребята, ну просто фанаты. Но у них нет таких результатов, которые они заслуживают. В какой-то гостинице я прочитал лозунг, что спортсмен каждый день должен отдавать максимум сил без остатка. Но это неправильно. Надо рационально раскладывать силы. Организм человека - не вечный двигатель. Я ставлю цель и методом проб и ошибок стараюсь идти к ней.