Лыжная секция

Русские национальные лыжи
Почему русские национальные лыжи превратились в “отстой”?


Лыжная Россия глазами немца, или "Россия проиграла Олимпиаду не в Ванкувере"

Эта статья вышла в МК больше года (!) назад. Однако актуальность её не только не уменьшается с каждым днём, отделяющим нас от Ванкувера, а лишь растёт и растёт.

Немецкий журналист Штефан Шолль - лыжник, "бывший марафонец и настоящий немец" (с), которого на российских стартах часто обгоняют (ни для кого не секрет, что средний уровень участников соревнований в России в разы выше, чем в Европе, ведь у нас почти нет "физкультурников") очень интересно пишет о России, часто удивляясь тому, чего мы и не замечаем даже. Его заметку о лыжах я хочу вам предложить.

Штефан Шолль: "Почему русские национальные лыжи превратились в “отстой”?"

Какую Россию я обожаю? Лыжную. Белоснежную, светлую и очень тихую. Я начал кататься в детстве в Германии, был одним из двух мальчиков в поселке, которые катались на беговых лыжах. Редко, конечно, — из-за дефицита снега в родной Рейнландии. Сейчас, долгое время живя в России, я катаюсь, когда только позволяет время, и ночью, и в метель, и в мороз. С азартом, на скорость.

И я люблю ваш лыжный народ. На лыжах русские двигаются очень умело и очень добродушно — не то что за рулем. Лыжи демократичны, на лыжах, как в бане, — все равны. Тут самое дорогое оборудование не поможет, если у тебя нет силы и техники. Не помогли и мне мои новые “Фишеры”, когда в Измайловском парке обыкновенный русский мужик (впрочем, возможно, ветеран спорта) пролетел мимо меня на деревянных лыжах, сделанных еще в Советской Эстонии, весело махая руками без палок и крикнув: “Сегодня решил потренировать ножки!”

А я, бывший марафонец и настоящий немец, не люблю, когда меня обгоняют. Но что делать? На российских трассах пришлось к этому привыкнуть. Я смирился с тем, что главное в потоке ваших лыжников для меня — участие. Остается лишь восхищаться изяществом, с которым пацаны из красногорской лыжной школы обходят тебя на первом же подъеме за стадионом. Эти ребята из другого измерения. Из России молодой, очень красивой и, кстати, очень олимпийской. Но одновременно очень... немодной.

Когда вы, россияне, видели последний раз лыжную гонку по телевизору? На Олимпиаде в Канаде? Я сейчас не о том, что российские лыжники там выступали в роли массовки для других. А о том, что показывали вам до Олимпиады. Я внимательно за этим слежу. Редко, очень редко показывали молодежные спринтерские гонки на “России 2”, то есть на бывшем канале “Спорт”. А вы видели на российском гостелевидении хоть одну гонку мирового кубка, где выступает и российская, и мировая элита? Зато у вас показывают итальянские футбольные матчи и латиноамериканских боксеров. Слава богу, хоть Континентальную хоккейную лигу показывают — хоккей, видимо, окупается. Но это — исключение.

Ваше государство, которое при каждой возможности гордится своими национальными традициями, забывает о пропаганде самых здоровых, причем своих, национальных видов спорта! Конечно, до Ванкувера по телевидению вовсю гоняли и бобслей, и биатлон. Потому что эти виды стали модными на Западе, да и самим эти состязания снимать не приходилось — купили недорого западные трансляции.

Зато они шли с вашими комментаторами. Которые, когда россияне выигрывают, торжественно объясняют зрителям, что это у них от “русского духа”, что сейчас “мы победили” и в будущем “ждем только побед”.

А своих лыжников Россия тем временем три зимы игнорирует, затем, к четвертой, олимпийской зиме, их собирают, гоняют вместе с биатлонистами и фигуристами к президенту в Кремль, потом в собор к патриарху — чтобы те благословляли их перед смертным боем за Отечество. Это такой ритуал, сопровождаемый пафосом: “МЫ же ведь вас отправляем, значит ВЫ должны побеждать!”

Очень правильно сказала в Ванкувере сибирячка Светлана Слепцова: “Мы никому ничего не должны”. А потом не вся великая диванно-спортивная держава, а она с другими русскими девушками выиграла биатлонную эстафету.

Да ладно, бог с ними, с олимпийскими вершинами. До Сочи еще много времени и много миллиардов. Можно успеть. Но проблема спортивной России — это вовсе не Сочи. Это то, что будет после Сочи.

Самая тяжелая трасса, которую я пробежал в России, — в деревне Гришкино под Тверью. Говорят, что раньше там летом занимались мотокроссом. Но три года назад мучения на этих 30-градусных подъемах стали платными — 150 рублей за одно катание. Больше я там не катался. Не потому, что мне жаль 150 рублей, а потому, что я считаю абсурдом плату за пот и терпение на лыжне. Лыжи — это не аквапарк, не аттракцион. Но и под Ярославлем мне потом приходилось платить — за участие в соревновании даже у ярославских детишек деньги собирают! Поскольку, как мне объяснили, государство отрезало финансирование провинциальным лыжным базам.

А в Скандинавии — тысячи километров отличных лыжных трасс готовятся и эксплуатируются бесплатно, как стратегический государственный ресурс народного здоровья.

Я немец и не все понимаю по-русски. Например, я не понимаю, почему в Москве вход в бассейн в три раза дороже, чем в Берлине. Почему ближайшая велосипедная дорожка находится в Минске. А если вы вдруг встречаете бегуна на набережной Москвы-реки, не стоит обращаться к нему, если вы не знаете английский, — в 90 случаях из 100 он иностранец.

Огромная и великая Россия становится очень маленькой спортивной страной. Но с великими претензиями к своим спортсменам.

Михаил Прохоров, миллиардер и президент Союза российских биатлонистов, в своем блоге объясняет, что надо наладить собственное производство лыж, ведь эти немцы продают российским лыжникам только “Фишеры” третьего сорта, а самое лучшее оставляют себе и норвежцам. Однако “Фишер” — это австрийское предприятие, и немцы сами покупают лыжи у австрийцев. Точно так же, как россияне, норвежцы, итальянцы. А уж какого сорта ты покупаешь товар — это при любой покупке зависит от кошелька и ума покупателя.

Ну, понятно, что Прохоров, самый спортивный из ваших олигархов, не совсем разбирается в беговых лыжах. Он превосходно прыгает на батуте, катается на скутере, занимается кикбоксингом и на беговую лыжню не успевает. Кстати, как и Владимир Путин, тоже серьезный спортсмен, профессиональный дзюдоист, который плавает каждый день по километру.

Мы видим его съемки на горных лыжах или вместе с Дмитрием Медведевым на снежном мотоцикле. Это, конечно, тоже спорт, но ваши национальные лидеры, по-моему, намного больше способствовали бы народному здоровью, если бы хоть раз в год, на “Лыжне России”, катались перед телекамерами по среднерусской трассе на этих простых досках.

Крутые русские простыми лыжами уже не пользуются. Как не пользуются “Жигулями”. А вместо слова “физкультура” говорят “фитнес”. Простые лыжи — “это отстой”, как коротко и внятно недавно объяснила мне одна очень симпатичная москвичка.

Новый русский мейнстрим требует пафосного и дорогого спорта. Мне кажется, что в России вообще скоро не будет признаваться ни один вид движения, при котором нельзя сидеть и иметь под ягодицами большое количество лошадиных сил.

На лыжных трассах в Красногорске разъезжают толстяки на японских снегоходах. Шумят, воняют, понтуются друг перед другом и перед “отстойными” лыжниками.

Тихая красота лыжной России уступает место тому, что я, немец, совсем не обожаю.