Лыжная секция

Как начать бегать

Как я начинал заниматься бегом

Приобщение к бегу происходило у меня в две стадии, и в обоих случаях – не от хорошей жизни.

Первая стадия – вялая и расплывчатая - то начиналась, то заканчивалась с 1981 по 1983 годы. В тот период, я, 22-летний оболтус, только что окончивший институт и презиравший физкультуру во всех ее видах, с огорчением начал замечать происходящие со здоровьем перемены к худшему. Неумеренное употребление «гранита науки», сгрызенного за 5 студенческих лет и усугубленное веселой студенческой жизнью, вкупе с заработанными в детстве хроническим бронхитом и бронхиальной астмой, дали свои плоды. Начали вылезать: волосы – из головы; живот – из-за брючного ремня; всякие другие болячки – из-за неправильного образа жизни. В итоге передо мной предстала во всей красе возможность выбора: сидеть дома с инвалидностью и кислородной подушкой, либо менять этот самый образ жизни. Выбор я, в конце концов, сделал, хотя тогда он был для меня неочевиден и весьма труден.

Бег поначалу давался тяжело. Функциональное состояние и астма не позволяли бежать больше 2-3 минут. Приходилось чередовать бег с ходьбой (возможно, я тогда по незнанию пытался бежать слишком быстро). Ноги сильно болели. Но вскоре стал заметен маленький прогресс, и, ободренный этим, я с любопытством естествоиспытателя продолжал самоистязания.

На первых своих соревнованиях меня сразу угораздило пробежать велотрассу в Крылатском. Мой тогдашний шеф на кафедре, большой любитель бега, узнав, что я пытаюсь начать бегать, уговорил (мол, это рядом с твоим домом, не бойся, последним не будешь, тебе понравится и т.д.). Не скажу, что мне это сильно понравилось, уж очень непривычна оказалась соревновательная атмосфера, было тяжело, да и горки велотрассы показались с испугу очень крутыми. Но до финиша я все-таки добрался (где-то бегом, где-то шагом), и, как ни странно, чуть быстрее, чем за час. Для меня и сейчас этот результат можно считать хорошим, а тогда я его никак не оценил, поскольку не имел ни основы для сравнения, ни чувства скорости. Когда через неделю после пробега я вновь обрел способность ходить, то решил, что бег – это не только нудная оздоровительная процедура, но, возможно, интересное занятие. Где-то в глубине моей ленивой души затеплился маленький уголек спортивного азарта.

К 1983 году я увеличил объем пробежек почти до 100 км в месяц (страшно подумать!J) и сократил потребление спиртного до уровня, несовместимого с жизнью (имеется в виду жизнь студенческо-аспирантская, в тогдашнем моем понимании образа жизни). Вскоре я ощутил, что бегать мне приятнее, чем ходить, а на лыжах, оказывается, можно не просто потихоньку кататься (что я с детства любил делать в промежутках между простудами), но ехать достаточно быстро и долго, получая от этого удовольствие.

Зимой 1984 года я случайно узнал, что есть такая гонка – «Лыжня России», участвовать в которой, оказывается, может даже такой дремучий «чайник», как я. Не имея ни малейшего понятия ни о массовых гонках, ни о тренировочном процессе, ни о технике лыжных ходов, ни, тем более, о подготовке лыж, я умудрился проехать 60 км в первой своей лыжной гонке (с различными приключениями, в которые попадал по неопытности), и финишировал еле живой, но совершенно счастливый. Для меня открылся яркий и удивительный мир, имя которому «марафон», с его обитателями, законами, радостями и трудностями, и который покорил меня раз и навсегда. Ну, а я покорил марафон, пусть не настоящий беговой, а лыжный. У меня появились новые интересы, новые знакомые и друзья. Я узнал о самом себе кое-что новое, а уголек спортивного азарта разгорелся сильнее. Пожалуй, тогда и родился еще один любитель бега и лыжных гонок.

В течение ряда лет с некоторыми перерывами мое увлечение бегом и лыжами ограничивалось совершением примерно одного и того же «подвига» - преодолением «Лыжни России» зимой и одного-двух полумарафонов летом. После каждого такого преодоления я «отходил» не меньше недели, поскольку специально к соревнованиям не готовился, не сильно задумывался о количестве и качестве тренировок и не ставил перед собой каких-либо спортивных целей. Главная тогда для меня цель была достигнута – решена проблема со здоровьем.

Конечно, в тот период меня не раз посещала мысль пробежать настоящий марафон. Но за будничной суетой (семья, учеба, работа) мысль эта останавливалась на понимании того, что беговой марафон – это качественно иной образ жизни, к которому надо будет обязательно прийти, но когда-нибудь потом, а сейчас много других дел, некогда. Сделать шаг в марафон помог случай. Но это уже другая история, которую я могу потом рассказать, если кому-нибудь будет интересно.