Лыжная секция

Интервью с Видой Венценовой
Вида Венцене: «Я счастлива, что была в сборной СССР и что у вас в стране меня до сих пор помнят»


Лыжи. Вида Венцене


21 мая на нашем сайте мы опубликовали поздравления с 50-летием прославленной лыжнице Виде Венцене, но как выяснилось, поторопились. В русскоязычных источниках дата была указана неверно, на что нам указал один из наших постоянных читателей Леонид Кузьмин. На самом деле, день рождения у Виды Станиславовны 28 мая, а эта наша ошибка послужила поводом для того, чтобы позвонить в Литву и выяснить, как идут дела у олимпийской чемпионки Калгари-1988.

- Да, я уже зашла на несколько сайтов и увидела, что дата указана неверно. Даже попробовала исправить кое-где, но почему-то не исправляется. Но ничего страшного, праздник будет идти подольше (смеется). Поздравлять меня начали уже 21 мая – честно говоря, это здорово, когда семь дней подряд тебя поздравляют! Правда, иногда я шучу, что ещё целую неделю не дают побыть молодой (смеется). Всё-таки теперь уже шестой десяток мне пойдет! Красивая, молодая жизнь заканчивается (смеется).

Несколько моих подруг мне уже позвонили, рассказали, что даже идут дискуссии в Интернете, болельщики обсуждают эстафету в Калгари, поддерживают меня. Это, безусловно, очень приятно! Так здорово вспомнить то, что было много лет назад, когда это уже стало красивой историей.

- Многим болельщикам не только в России, но и за её пределами, думаю, будет интересно, как сложилась ваша жизнь после ухода из большого спорта.

- У меня всё очень хорошо (три раза сплевывает и стучит по дереву). Я прошла хорошую школу у вас, девять лет была в России, и на жизненном пути мне попадались просто отличные люди! Как вы знаете, после распада СССР я продолжала выступать, участвовала в Олимпийских играх, но таких результатов, как в Калгари, у меня уже не было, да и не могло быть. (Лучшими результатами были 11 место на 15 км классикой в Альбервилле и 25 место на 30 км классикой в Лиллехаммере – прим. «Л.С.») Невозможно даже сравнить, какая подготовка была у нас в сборной СССР и в молодой Литве, только-только ступившей не путь самостоятельного государства.

В 1995 году я попала в Олимпийский комитет Литвы, где работаю до сегодняшнего дня. Мне очень нравится моя работа, и я считаю большой удачей в жизни, что я сюда попала. Я только закончила бегать, а тут, в Комитете, просто фантастический коллектив. Меня поддерживали и учили с самых первых шагов, помогли мне войти в обычную жизнь, вне спорта. Я здесь уже 16 лет.

- Как обстоят дела с лыжными гонками в Литве?

- Скажу честно, сложно. В Литве, как, кстати, и в России уже нет таких высоких результатов, которые были в наше время. У нас нет такой конкуренции, нет большого количества тренирующихся спортсменов, да и сами природные условия не самые благоприятные. Зимы короткие, снега не всегда много. Правда, последние два года зимы были хорошие, и я надеюсь, что количество желающих заниматься лыжами от этого увеличится. Так что я смотрю в будущее с оптимизмом, и уверена, что таланты обязательно появятся. Лыжные гонки у нас развиваются в пяти регионах, есть тренеры, спортсмены, у них есть свои цели, хоть и не самые высокие. Тем не менее, наши ребята завоевывают путевки на Олимпийские игры, проходят какие-то отборы, и это уже хоть и маленький, но всё же повод для радости. У нас есть молодые спортсмены в биатлоне, лыжных гонках, шорт-треке – человек шесть-семь на Зимние Олимпийские игры мы сможем выставить.

Довольно серьезной проблемой является то, что детей сейчас очень сложно заставить выполнять тяжелую работу – ведь что и говорить, у нас один из самых тяжелых видов спорта. Сейчас дети немного другие, у них другая мотивация. Им интереснее экстремальные виды спорта, где есть экспрессия и т.д.

- Следите ли за российскими лыжами?

- Слежу. Периодически общаюсь с вашими тренерами, и они говорят почти то же самое: мало детей идет в лыжи. Из-за этого нынешние результаты вашей команды не такие высокие, как были в наше время. С нынешним президентом ФЛГР Еленой Вяльбе мы иногда встречаемся, обсуждаем ситуацию.

- Вы, наверное, также вспоминаете времена, когда вместе тренировались, соревновались?

- Да, вспоминаем, у нас с ней очень красивые воспоминания есть. Да и не только с ней, но и с остальными. Вообще у меня только самые хорошие воспоминания о тех годах, которые я провела в советской команде, начиная с 1982 года – тогда это ещё была команда профсоюзов. У меня был сложный характер – я часто плакала – но подруги по команде, тренеры всегда поддерживали. Обязательно напишите, что больше всех я благодарна Валентину Николаевичу Задонскому. Нижайший поклон ему за то, что он в меня верил, и эти четыре года, что он со мной работал, он вел меня так, как будто точно знал, что я стану олимпийской чемпионкой. Тем более, что это были буквально мои первые шаги в лыжах, потому что я вообще довольно поздно начала заниматься – в 16 лет только. Ну и, конечно, спасибо Александру Алексеевичу Грушину – он тоже поверил в меня, когда Лопухов выгнал меня из команды как неперспективную (смеется). Тогда сделали две команды: А и Б – и Грушин оставил меня в команде Б. Как вы знаете, потом в Калгари именно та наша команда и выступила очень хорошо и привезла много золотых медалей. Да и не только в Калгари – девочки и дальше выступали просто великолепно. Так что Валентин Николаевич и Александр Алексеевич внесли, наверное, самый большой вклад в мои успехи, да и вообще в жизнь.

Я очень рада, что была там, в этой команде, и что до сих пор меня не забывают – это, конечно, очень приятно. Вчера, например, мне позвонил Владимир Смирнов – тоже говорил, что прочитал о дне рождения у вас на сайте. Состарил меня на недельку, но ничего (смеется). Прошлой осенью я была на совещании в Москве – после 19-летнего перерыва, там очень тепло пообщались с Вяльбе. А однажды пришла очень сильная ностальгия, и я в Интернете нашла телефон Тамары Тихоновой – излазила все сайты ижевские, но нашла. Она такой искренний человек – просто душа нараспашку. Она и спортсменкой такой была: мы все немного в себе были, а она очень-очень хорошая. Несколько лет назад общались с Тоней Ординой.

Также вспоминаю, когда погиб Алексей Прокуроров, девчонки мне позвонили, но была пятница, и посольство уже было закрыто. Я так хотела попрощаться с ним, но не получилось. Хочу плакать, когда вспоминаю об этом. Там, на похоронах собралась вся наша команда, ездившая в Калгари, они позвонили мне, и я со всеми говорила. В сердце мы были вместе: и я с ними, и они со мной.

Моё счастье, что я была в сборной СССР, никогда не вспоминаю о тех временах плохо, только хорошо. Даже над той эстафетой, куда меня должны были поставить, только посмеиваемся – но это тоже история. Я всегда говорю: «Мы жили в такое время». Передайте от меня спасибо всем, кто меня знает и помнит.


Несколько фотографий, найденых поисковиком: