Лыжная секция

ОРЕЛ ПРИЗЕМЛИЛСЯ

По большому счету во всем виноват Эдди «Орел» Эдвардс, легендарный неудачник. Именно его бесстрашное выступление на зимней Олимпиаде в 1988-м (так случилось, что Эдди оказался единственным на всю Британию человеком, прыгавшим с трамплина) впервые привлекло мое внимание к тому, что впоследствии стало одним из самых страстных моих увлечений: к лыжному спорту.

Примерно в то же время, когда я с красным лицом спускался по лестнице в бассейне, этот низенький, толстенький, очкастый штукатур парил над склонами в Калгари. Ну хорошо, он занял последнее место. Да, после его выступления МОК ввел «правило Эдди», согласно которому участники олимпийской сборной каждой страны должны пройти предварительный отсев на международных соревнованиях более низкого уровня.

Но его невозмутимость и самоирония заставили нас сидеть перед телевизорами как приклеенных. Так что, когда спустя 20 лет мне, горнолыжнику среднего уровня, предложили попробовать себя в прыжках на лыжах с трамплина, я аж подпрыгнул (извините за каламбур).

Тем более вдохновляла площадка для моих тренировок — Олимпийский парк штата Юта, построенный к Играм-2002 в Солт-Лейк-Сити. Сегодня это — огромный цех для выработки адреналина под открытым небом, в котором можно заняться любым зимним видом спорта, от бобслея до прыжков с трамплина. Вот ради чего я потратил 12 часов на перелет сюда.

Для начала я записался на три урока, моя цель — прыжок (желательно с приземлением) с трамплина K20. Этот шифр означает, что от точки отрыва на трамплине до «критической точки», где склон становится пологим, — 20 м. Конечно, это ничто по сравнению с рекордом Эдди Эдвардса в 71 м, но тот хотя бы тренировался перед своей Олимпиадой, прыгая с двухэтажных автобусов.

Мой инструктор — Мэтт Теруиллегар, бывший участник американской сборной. «Ни о чем не волнуйся, — говорит Мэтт. — Когда закончим, тебя невозможно будет оторвать от 20-метрового. Вот увидишь, прыжки затягивают».

Наш первый урок проходит в помещении. Мы оба в носках, и Мэтт демонстрирует самую важную позицию. «Верь или нет, но твое тело на самом деле вовсе не желает наклоняться вперед и прыгать с горы, так что ты сначала должен научить его, как это делать, — объясняет Мэтт. — Секрет — в мышечной памяти: ты должен натренировать тело, чтобы оно делало нужные движения само, без лишних мыслей по этому поводу».

Основная позиция, как я понимаю из урока, — «разгон», ее прыгуны принимают перед прыжком. Колени низко согнуты, спина параллельна склону, руки прижаты к телу и заведены за спину ладонями наружу. «Тебе нужно быть резким, энергичным, необходимо держать свой вес на лыжах в правильной позиции», — говорит Мэтт, в то время как я повторяю позицию и выпрыгиваю из нее вверх снова и снова. Эта утомительная репетиция является частью ежедневных тренировок прыгунов, даже самых квалифицированных. «Это как замах в гольфе, — говорит Мэтт. — Когда делаешь медленно, все вроде понятно... но на деле легко ошибиться». Только в прыжках с трамплина последствия могут быть гораздо более неприятными для здоровья.