Лыжная секция

Искусство быть смирным
Искусство быть смирным

Ученье, как известно, свет. А неученье — не свет.


Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам преприятнейшее известие: я сдал экзамены. Экзамены были в январе, но результаты нам сказали совсем недавно. Такая в Англии система: все экзамены письменные. Пока товарищи профессора все проверят и согласуют, проходит месяц.

Чтобы пройти в следующий раунд, нашему курсу нужно было сдать четыре предмета на оценку не ниже 50 очков. Три общих: финансы ("Managing Financial Resources"), стратегия ("The Organisation In The Strategic Context") и штука под названием "Managing The Environment". То есть "менеджмент среды, в которой находится бизнес", если совсем уж правильно. Состоял этот предмет наполовину из маркетинга, наполовину из экономической теории. Для краткости я буду называть его Эллиотт. Потому что командовал по этому предмету парадом профессор Доминик Эллиотт.

Еще был один специализированный предмет — "Международная футбольная индустрия".

О том, из чего сложится итоговая оценка, вам объясняют заранее. По финансам это среднее арифметическое отметки за экзамен и за письменную работу (типа что-то типа курсовой). По стратегии — оценка за презентацию (40 процентов) плюс оценка по эссе (60 процентов). По международной футбольной индустрии — доклад (30 процентов) и эссе (70 процентов). По Эллиотту — групповой доклад (40 процентов) и экзамен (60 процентов).

Письменная работа — штука непростая. Мало написать, что думаешь. Ты должен еще привести кучу цитат из научно-исследовательской литературы, которые относятся к теме. То есть надо неделю читать, чтобы что-то написать. Писать нужно тоже не лишь бы как, а строго по форме.

"Андрей, это эссе. В эссе не должно быть подзаголовков. Если тебе с ними писать удобнее, то удали их перед тем, как сдавать", — сказал мне глубоко уважаемый доктор Роджер Ливермор, отвечавший за стратегию. "Андрей, это эссе, а не поток сознания. Должны быть подзаголовки!" — сказал мне не менее уважаемый доктор Роган Тэйлор.

Объемы работ — от 2000 до 4000 слов. Работу нужно, во-первых, распечатать и сдать в бумажном виде. Во-вторых, отправить в электронную систему Turnitin. Эта система выявляет возможные случаи плагиата, с которым здесь борются яростнейшим образом. Прежде, чем сдать работу, вы должны подтвердить, что вы в курсе, что списывать — нехорошо, и что за это вам сразу поставят ноль очков.

Ящик для сдачи письменных работ университета Ливерпуля.


Письменные работы сдаются так: нужно степлером прикрепить к распечатанному документу стандартную форму, заполнить ее и бросить в этот ящик. Опаздывать нельзя. Если сказано в 12.00, значит в 12.00. И ни минутой позже.


Экзамены письменные. Вам дают тетрадь, два часа времени и провожатых в туалет. В первые и последние полчаса выходить нельзя.

Экзамены — штука водянистая. У нас все понятно: вот 50 вопросов, вот конспект и две книжки, в которых все ответы. Здесь все наоборот. Дают список из 50 книг (при этом понимающе добавляют, что вам все равно все не прочитать), а вопросов никаких нет. То есть вот читай, а в какую сторону начнут спрашивать — неизвестно. На консультации кое-чего намекнули, но сильно ясности не добавилось. Исключение — экономическая составляющая Эллиотта, за которую отвечала Сара-Луиза Питиан-Адамс. Она была конкретна по-нашему: вот книжка, в ней все ответы. Правда, списка вопросов все равно не было.

Библиотека имени Сидни Джонса — мой дом родной. Там можно даже ночевать: работает круглосуточно. Интернет есть, свет есть, книжек сколько угодно (есть даже древняя вещь "Sport in Soviet Society"), хочешь взять — все автоматизировано, тетенек-библиотекарш нет. Недостаток только один — не топят. В коридоре еще можно сидеть спокойно, а в читальном зале — только в куртке.

Самым сложным для меня были финансы. Там нужно было решить две бухгалтерские задачи и написать один вопрос размыслительного плана про бюджет. Поскольку калькулятор в руках в последний раз я держал в школе (то есть десять лет назад), пришлось постараться.

Вообще англичане легкомысленно подходят к бухгалтерии. У нас бы весь семестр сидели, решали задачи. Здесь это все отдано на самостоятельную работу. Есть компьютерная онлайн-программа, в которую ссыпаны все финансовые отчеты. Разбирайся как хочешь.

Времени я на это дело убил немерено. И в общем-то к экзамену ориентировался в balance sheets и cash flow statements неплохо (особенно для человека, который всю бухгалтерию увидел в первый раз в жизни).

Дурацкий английский порядок вещей: сначала каникулы, потом экзамены. Очень давит на психику. У нас-то все красиво: залил и забыл. Сделал дело, гуляй смело. Здесь смело не погуляешь.

Но самое плохое — целый месяц надо ждать результатов. Ужасное время, за который можно поседеть. Мне было очень страшно. Тем более что через десять минут после сдачи работы по Эллиотту я понял, что попутал "demand" и "elasticity of demand". Сара-Луиза такого простить не должна была. Ее меч — моя дурная голова с таких же плеч. Финансы тоже могли спеть романсы, так что было тревожно.

То ли дело у нас: пришел, не сдал, бросили в тебя зачетку, сказали: придешь завтра. Пришел — сдал. Не сдал — придешь завтра. В общем, достаточное количество попыток, чтобы исправиться.

(Меня в инязе не раз отправляли. На пятом курсе в зимнюю сессию Елецкая отправила даже с практики. Что фактически означает, что я не знал английского. "Вы что, куда-то торопитесь, Андрей?" — строго спросила меня Елена Альгердовна.

А я, честно говоря, торопился. Это был день, когда я должен был верстать свой первый голландский отчет в "ПБ". Мне казалось, что если я не приду, когда сказано Дмитрием Ильичом Беленьким, и не заверстаюсь, "eredivisie" в газете не будет уже никогда: утро Полины закончится, межзвездный портал закроется на сто миллиардов лет и некого будет винить, кроме себя. Я честно сказал, что тороплюсь и был с позором отправлен на пересдачу. Мое согласие на любую оценку не помогло: Елена Альгердовна в глубине души очень хотела поставить мне "пятерку").

В Англии если вы не сдаете с первого раза, то узнаете об этом вы только через месяц, когда второй семестр будет идти полным ходом. Поэтому пересдача летом. Груз ответственности будет давить по полной программе. Я уж молчу, что у нас, например, можно проспать и прийти попозже, в хвост очереди. А здесь если проспал (у нас у соседей в "Lennon Studios" есть такие случаи), то все. Готовься к летним испытаниям.

Больше всего английские педагоги боятся, что их как-то заподозрят в предвзятости. Поэтому на всех экзаменах то место, где написана фамилия, заклеивается непросматриваемым на свет конвертом (как пин-коды в банке).

Ходить на лекции здесь формально требуют. Но посещаемость регистрируют крайне вяло и выборочно. Теоретически можно все прогулять, но забожить на экзамене и письменной работе — и вот он красный диплом (то есть distinction). Причем ваши педагоги так и не будут знать, как вы выглядите: на лекции вы не ходили, а экзамен письменный.

У нас все по-другому. Если вы не ходили на лекции и семинары, безболезненно проскочить на экзамене будет очень тяжело. И наоборот: если вы ходили, но явились в момент истины "в нулях" (об этом сложено немало былин), шансы выйти из воды сухим у вас есть немалые. "Тройку" поставят (или что там сейчас? "Четверку"? Я уже запутался: пятибалльная у нас система или десятибалльная?).

Когда я был преподавателем иняза, я посещаемость отмечал, но это скорее на всякий случай. Чтобы когда красногвардеец придет, укажет на меня пролетарским пальцем и спросит: "А ты отмечаешь отсутствующих?", у меня было, что ему показать. Ну и так интересно же чисто с социо-психологической точки зрения: кто ходит, кто не ходит.

Андрей ВАШКЕВИЧ ведет пару в инязе


Из архива госфильмофонда. 2009-й. Я веду пару страноведения в инязе. У рояля — Шурочка Сафонова с рассказом о Новой Зеландии. Кстати, в Англии все преподаватели сидят на столах. Так что я в общем и целом шел в ногу с британскими тенденциями в педагогике


На зачет у меня были конкретные требования, ясно изложенные в специальной группе "вконтакте" (я быстро понял, что это единственный вариант централизованно достучаться до порабощенных социальными сетями умов студентов). Два года спустя я провел быстрый опрос подопечных, который выявил, что из курса страноведения они не помнят вообще ничего. Удивительно, что на зачете они весьма лихо воспроизводили то, что нужно было. Теперь говорят: "Андрей Витальич, ваше страноведение было давно. Мы все забыли через двадцать минут после зачета", — и имеют при этом невероятно довольный вид.

Надеюсь, что хоть Лондон они до сих пор могут показать на физической карте Великобритании. До меня многие не могли…

Вообще интересный вопрос: как их (нас) учить? Как их (нас) оценивать? Абсолютно или относительно других? Учитывать посещаемость или не учитывать? Кто его знает?

Хороший год для чтенья. Хороший год, чтобы сбить со следа.

Андрей ВАШКЕВИЧ в библиотеке


В библиотеке Сиднея Джонса. Никуда я не спешу, почитаю, попишу.





И это только часть книг по спортивной тематике...


Книга Спорт в Советском Союзе


Наши нравы...


Библиотека Сидни Джонса


Библиотека снаружи


Четэм Билдинг. Наш дом родной. Здесь проходят 95 процентов всех лекций курса


Четэм Билдинг. Наш дом родной. Здесь проходят 95 процентов всех лекций курса


Management School


Management School


Лекционный зал


Лекционный зал


Foundation Building. Сюда надо ходить за справками


Foundation Building. Сюда надо ходить за справками


Ливерпульский Университет



Студенческая Гильдия


Тоже красиво


Университет Ливерпуля



Университет Ливерпуля



Университет Ливерпуля


Что это такое я доподлинно не знаю. Но это тоже университетская земля


Университет Ливерпуля



Университет Ливерпуля



Университет Ливерпуля



Университет Ливерпуля



Тихо! Идут экзамены!


Тихо! Идут экзамены!


Университет Ливерпуля


Старинное здание Университета ночью




Первое здание Университета Ливерпуля



А так оно выглядело сто лет назад