Лыжная секция

Жизнь без креста
Жизнь без креста

Я сначала подумал, что это шутка. Ну как "Реал" мог убрать крест с короны на эмблеме?! Пусть даже только на товарах для арабских стран. Я бы мог понять, если бы, например, все сосиос разочаровались в христианстве и за это проголосовали. Но чтобы вот так — за деньги, да еще всем об этом рассказать чуть ли не с гордостью… Маркетинговый ход, блин.


Нам выпала великая честь жить в перемену времен. Есть ощущение, что где-то по этому столетию ляжет граница окончательного и бесповоротного упадка христианства как идеологии. Оно перестало работать. Оно не мировоззрение, оно не религия, оно не домострой. Оно — история. Концепт, который столько сделал для европейской цивилизации, тает воском своих свечей.

Я не вижу способа, чтобы вернуть ему былую значимость. Оно выполнило свою функцию в истории, оно должно стать тише и исчезнуть, как исчезли религии греческие, римские и прочие музейные экспонаты. Может быть это и хорошо — никто ж не знает.

А ислам работает. В ислам до сих пор верят. Он моложе христианства на шестьсот лет, он сейчас в самом соку. По мусульманскому календарю идет только 1433 год от Хиджры — переселения пророка из Мекки в Медину. В христианской истории в это время жгли ведьм на кострах, крестили огнем и мечом и относительно недавно закончили крестовые походы.

(Забавно: раньше, чтобы разжиться мусульманским баблом, нужно было рисовать на своем гербе крест. Теперь с этой же целью его нужно стирать.)
Эмблема мадридского "Реала" с крестом и без



Мне нравится ислам. Это очень интересная система устройства сознания.

Западный мир очень часто воспринимает ислам как единое вселенское зло, и это, конечно, неправильно: идиоты есть в любой вере. И в общем какая разница, прикрываются они при этом своей религией или нет? Идиоты направляют самолет в "Твин Тауэрз" во имя Аллаха. Идиоты расстреливают норвежских пионеров во имя спасения родины. Идиоты взрывают мадридское метро во имя независимости. Идиоты (кто бы это ни был) взрывают минское метро вообще не понятно зачем и имеют катастрофические проблемы с выдумыванием хоть сколько-нибудь вменяемого мотива. Так что видимо, дело не в Аллахе и не в Мухаммеде.

Мухаммед не говорил о мировом джихаде. Главный, большой джихад всегда внутри, против своих шайтанов. Хотя, разумеется, в арабских странах есть люди, мечтающие о едином мировом халифате — идиотов мы уже обсудили.

Но теперь мне почему-то кажется, что мировой халифат возможен. Естественным путем. Раньше было трудно: за него нужно было воевать. Это сложно. Но наш гуманистический мир предлагает все более человечные методы.

"Реал" отказался от креста


Вот такие картинки — разжигание всех розней в чистом виде. С ножницами нужно было нарисовать Флорентино Переса. Мусульмане здесь вообще не при чем. Не исключено, что они даже не просили ни о чем. Просто так, высказали предположение. За ножницы схватились не они — это точно.


Теперь исламская цивилизация может купить все, что хочет. Может купить "Манчестер Сити". Может "Фулхэм". Может "ПСЖ". Может чемпионат мира по футболу. Может доработать эмблему самого титулованного Кубка Европы, как ей нравится.

Как вы считаете, сколько лет осталось до того момента, как финал Лиги чемпионов УЕФА пройдет в Бахрейне?

Когда я оформлялся в старейшем английском (и вообще мировом) банке "Lloyds", среди всяких депозитов, которые есть в брошюре, заметил специальный, исламский. Ноль годовых: Коран запрещает давать деньги в рост под проценты. И что, спрашиваю, много народу горит желанием положить свои деньги вот так, задаром? Не много, но есть. Англосакс просто умер бы от одной мысли о настолько глупом размещении капитала.

Мы рады продавать, они — покупать. Они любят деньги, но мы любим их больше. Любой каприз — за их наличный и безналичный расчет. Любой — в смысле любой. Мы думаем, что дураки они, а они — что мы. Кто прав?

Я страшно не люблю обобщать в духе "все бабы дуры", "все таксисты сволочи", "все русские пьяницы" и "все белорусы — офигеть какие толерантные". Поэтому расскажу только о своем опыте.

Мне пока не попадались откровенно сволочные мусульмане. Ни в Турции, ни в Косово, ни в Албании, ни в Саудовской Аравии. Злой чечен не точил на меня свой кинжал. Наверное, я везучий. Все в будущем.

До Англии я имел дело с чистыми мусульманами, которые родились и живут в своей мусульманской стране. Теперь же впервые столкнулся с новой моделью (я бы сказал "улучшенной", но это очень субъективно). Далеко за примерами ходить не надо. Рядом с моей дверью в "Lennon Studios" дверь Тахиры Акбар — человека и парохода. Мусульманки нового поколения.

Криштиану Роналду на арабском


А майки вот так лучше пойдут...

Она родилась в Блэкберне. Английский — ее родной язык. Она говорит на нем с детского сада. Панджаби — тоже ее родной язык. Она говорит на нем дома. Она не пьет. Она не курит. Она совершает намаз пять раз в день. Она постится в рамадан. Она ходит с покрытыми платком волосами. Но она не религиозная фанатка. Она учится на врача.

Если когда-нибудь моя жизнь будет в руках врачей, очень хотелось бы, чтобы врачи эти были как Тахира. С Тахирой можно идти в любую разведку, зная, что она не сдаст (думаю, скорее сдам я). Если обратиться к ней за помощью, она разведет руками, только если перепробует действительно все.

У Люськи в прошлом семестре были проблемы с математикой. ("И этому человеку потом доверят химреактивы!" — вздыхает наш сосед Джейми). Она, грустная, приходила на кухню и делала официальное заявление: не могу решить. Мы с Тахирой начинали крутить ее задания. Я — ради интереса: пик моей математической славы давно позади. Тахира — чтобы помочь соседу. Она лезла в интернет, скачивала какие-то схожие задачи с ответами (Люське почему-то никогда в голову не приходило этим заняться) и в конце концов выдавала правильное решение. И даже без интернета решала она получше Люськи, хотя математики у Тахиры нет.

Тахира волновалась за Люськину оценку гораздо больше, чем сама Люська.

Я записал в Блэкберне на футболе кричалку фанатов и не понимал в ней одну строчку. Я спросил у барышень. Они развели руками: и правда не понятно. Все махнули рукой. И только Тахира стала звонить какой-то своей подруге, которая вроде бы ходила на "Роверс" регулярно и давала ей послушать по телефону. Подруга тоже оказалась слабовата, но сказала, что есть еще одна, которая ходит и в этом году, а та перевела стрелки на какого-то еще товарища. И где-то через час Тахира объяснила мне, что к чему. При этом сама она на "Ивуд Парк" была только один раз в жизни: их от школы водили на экскурсию.

Если Джессика участвует в каких-нибудь танцах, Тахира не успокоится, пока все не согласятся идти за нее болеть. "Я не понимаю, как же так: твоя соседка выступает, а ты не хочешь ее поддержать? Это же не по-людски!" Вопрос "а тебе-то какое счастье тратить свое время, собирая всех", разумеется, неуместен.

Мы несчетное количество раз спорили насчет ислама, приводя в полное недоумение Люську с Джессикой. Я поражаюсь, какая ясность в голове у Тахиры по всем этим сложным вопросам. Как я ни пытался ее поймать на каком-нибудь противоречии, особо не получилось.

Она не выйдет замуж за немусульманина. В противном случае родители, скорее всего, выгонят ее из дома. Она не позволит своему мужу иметь больше одной жены. Если ее дети не захотят быть мусульманами, она не выгонит их из дома. Но она сильно расстроится: значит, плохо воспитывала. То же самое — если с немусульманами распишутся они.

Вещь, которая мне никогда не приходила в голову: она видит огромную разницу между культурными и религиозными традициями. Пакистанское ее воспитание и ислам — это разные вещи. Можно быть мусульманином, но забросить культуру, а можно наоборот.

Она не против других религий, но всегда помнит, что нет бога, кроме Аллаха. Она даже поздравила меня с Пасхой (разумеется, на неделю раньше, но тем не менее).

Самое смешное мое наблюдение: она время от времени восклицает "Jesus!" в значении "Боже мой!" Я говорю: "Ха! Тахира, ты говоришь "Иисус!". Не кажется ли тебе это противоречивым?" Кажется, говорит она. Нужно от этого воздерживаться. Хотя вообще ислам признает Ису, то есть Иисуса как пророка Аллаха, но других людей это может покоробить.

Я думаю, это квинтэссенция современного христианства. Jesus — это больше не спаситель. Это междометие.

Я сходил на выставку, организованную мусульманскими студентами, спорил у каждого стенда, долго думал и понял, почему Европа пока еще не совсем мусульманская. Это потому, что все эти Тахиры не выходят замуж за неверных. Если бы в плане брака ислам был немного толерантнее, для христианства все бы закончилось еще быстрее. Потому что в таких браках рождались бы совершенно прекрасные мусульмане — непьющие, некурящие, верующие и европейские. Воспитывали бы их Тахиры. Мужики, как положено, занимались бы более важными делами.

Все произошло бы мгновенно. Потому что европейцы еле-еле в немолодом уже возрасте решаются на одного-единственного ребенка, и он, бедный, потом аукается сам с собой по жизни. Тахиры готовы рожать столько, сколько позволит семейный бюджет. Но при этом у них никто не будет ходить в обносках. Они будут считать — и хорошо считать, считать даже лучше ее совсем не английских родителей, которые накопили денег и отправили ребенка в Университет Ливерпуля. Хотя по идее в исламе женщина не должна быть человеком, какой ей институт? Нет, они осознали, что это необходимо. Потому что когда они приехали в Англию из Пакистана, за людей их почему-то не считали.

Это совсем другой, продвинутый ислам.

В Швейцарии собирались построить каких-то невиданных размеров мечеть. Провели референдум, большинство проголосовало "против" и очень обрадовалось. Как будто дело в мечети. Но ведь то, что этот вопрос ставится на референдум, уже означает: победили они, а вы, ребята, проиграли. Остальное — вопрос времени. Вы же видите, сколько всяких Шачири играет во всех сборных Швейцарии всех возрастов всех видов спорта.

Христианство, красивая сильная религия, все тише и глуше. Оно само виновато: оно сделала все или почти все, чтобы себя дискредитировать, оно погрязло во всем, в чем можно погрязнуть. В него не особо верится. Оно не жизненная философия. Оно — belles-lettres. К ней никто не относится серьезно.

Нет, вы только подумайте: даже в такой неслабо католической стране, как Испания, допускают срезание креста с эмблемы популярнейшей команды. Пусть даже только для арабского рынка. Но почему-то "Манчестер Юнайтед" с дьяволом на эмблеме нормально чувствует себя на английском рынке. И англиканская церковь не говорит: уберите черта! А если бы сказала, имела бы нелепый вид.

В Южной Корее в 2002-м церковь пыталась запретить название официальной группы поддержки сборной "красные дьяволы". И что? Да слушать никто не захотел. Потому что в Ватикане и Иерусалиме нефть не качают. Ее качают в Мекке.

"Алеша, даром, что Попович, продав весь иконостас", "That's me in the corner losing my religion", "Бог устал нас любить", "И ни церковь, ни кабак — ничего не свято", "и только смерть все ведет параллель в жизнь без креста". Нас же предупреждали на всех языках, братцы. А теперь непонятно, что говорить.

Хотя нет, понятно. Христос воскрес!

"Бог устал нас любить"