Прочт..." /> Кто на Новикова?

Лыжная секция

Кто на Новикова?
Кто на Новикова?

Забавную колонку написал Сергей Юрьич на первой полосе. Материал хорош, но заголовок я бы поменял. Я написал бы не "Большегрузные самосвалы", а "Угробить клуб за 6000 знаков без пробелов". Прочтите, вам понравится.


Я вот прочел — и даже рад, что живем мы не в какой-нибудь всей из себя рыночной экономике, а в нашей — калийной и беспечной. Я берусь утверждать, что если бы в Англии, в Германии, во Франции, в Голландии ведущий журналист ведущей газеты выдал такую статью, бедный вид спорта, которого статья касалась, откинул бы коньки (кроссовки, бутсы) мгновенно.

Я берусь утверждать, что, в отличие от Беларуси, ее прочли бы все спонсоры — и имеющиеся, и потенциальные. И на следующий год (или когда нужно будет продлевать контракт) не дали бы этому женскому гандболу (мужскому лакроссу, детскому снукеру, чему угодно) ни копейки. Ни полкопейки. Ни черта. И были бы абсолютно правы.

Будь я директором "БелАЗа", принеси мне сегодня с утра кто-нибудь (а принесут же, в этом нет сомнений) "Прессбол" с такой первой полосой и будь я свободен в принятии решений, первое, что я сделал бы, снял трубку и дал распоряжение: дорабатываем с этими гандболистками контракт и больше им никогда в жизни ничего не даем. Потому что мы — спонсор. Мы платим за рекламу. Пусть даже она нам не особо нужна, но тем не менее. Мы вкладываем деньги. Мы инвестируем с определенной целью (хочется верить, что она у "БелАЗа" есть).

Какова наша главная рекламная площадка? Матчи, на которые приходят по десять человек? Реклама на форме, которая нигде не продается?

Нет. Мы фактически платим за упоминание нашего названия в СМИ. Мы платим за то, чтобы в "Прессболе" в каждом отчете, в каждой таблице было написано не БНТУ, а БНТУ-БелАЗ. Если клубу будет отказано в этом, я не вижу ни полпричины, чтобы продолжать сотрудничество. Ищите других инвесторов (то есть дураков). А уж на том месте, где с особым цинизмом рассказано про то, что даже если сейчас будут писать как надо, то уж потом ("под стартовый шумок") точно вернутся к безбелазью, я просто возмутился бы. То есть мне еще могут притащить газету, где написано "БНТУ-БелАЗ", я расслаблюсь, а потом наш бренд — "под шумок"?! Дудки! Никаких денег никакому гандболу. Пусть распускают клуб, делают, что хотят. Нам это неинтересно.

И Константин Григорьич Шароваров с грустными глазами опять будет ходить, упрашивать, крутиться, гарантировать чемпионство. Но в нашем рассказе все как будто в Европе. И в Европе Константину Григорьичу честно сказали бы: "Сэр, что вы пытаетесь нам втюхать? Спонсорство? Какое спонсорство?! Мы читали статью мистера Новикова. Нам все ясно. У вас нет рекламного продукта, который мы хотели бы приобрести". Причем ему так сказали бы абсолютно везде, потому что все потенциальные спонсоры, если вы помните, тоже ознакомлены с мнением мистера Новикова.

И Константин Григорьич последним из могикан устало уходит в закат. Денег ему брать неоткуда, все постыло и грустно, как в конце "Осеннего марафона".

И так происходит со всеми клубами. Продавать им нечего, спонсоры с ними не работают. Они никому на фиг не нужны. Они закрываются к чертовой бабушке, женский гандбол в стране заканчивается.

Теперь хорошие новости: мы живем в Беларуси. И помощь БелАЗа гандбольной команде БНТУ, скорее всего, вообще не зависит от рекламы. Она зависит от того, что вне наших скромных знаний. Поэтому уходить в закат Константину Григорьичу пока рано.

Девушка и БелАЗ


Девушка и БелАЗ: они совместимы


Это все проблемы не "Прессбола". Это проблемы клуба. Если такая статья выходит, если с просьбой поставить БелАЗ в отведенный ему "гараж" в газету обращается завод, а не клуб, — значит клуб о важнейшем своем активе, рекламных возможностях не печется вовсе.

Два примера специально для работников гандбольного клуба "БНТУ-БелАЗ".

Когда "Арсенал" строил "Эмирейтс", многие журналисты называли стадион "Эшбертон Гроув" — по месту расположения. Пиар-служба "канониров" провела грандиозную работу, чуть ли не лично с каждым поговорили, чтобы репортеры эту практику прекратили и приучились писать "Эмирейтс". Потому что клуб понимал: контракт с "Эмиратами" нужно будет продлевать. Пусть через много лет, но это актив, который нельзя спустить в унитаз. А для этого необходимо, чтобы компания видела в каждой газете, в каждом отчете: деньги работают.

Вы знаете теперь, что такое Эшбертон Гроув? Нет? Значит и следующая сделка "Арсенала" будет дорогой. Клуб получит деньги, он будет инвестировать, он будет развиваться.

А вот "Миддлсбро", когда строил "Риверсайд", об этом не думал. Чего думать, если название продано "BT Cellnet" на целых шесть лет? Напрасно. Стадион везде и всюду называли "Риверсайд", и когда срок соглашения истек, только умалишенному могло прийти в голову подписать с "Боро" еще одно соглашение — "Риверсайд" есть "Риверсайд", по-другому называть его не будут. Клуб мог заработать, купить игрока, вложить в академию, но упустил возможность. И продолжает курить бамбук в чемпионшипе без стадионного спонсора.

Хорошо, что у нас так не бывает. У нас можно заставить БелАЗ платить за media exposure, которого на самом деле нет.

Еще одна штука, которую не лишне будет вспомнить. В групповом этапе этой женской Лиги чемпионов из шестнадцати команд у шести в официальном названии есть наименование спонсора. Я уверен, что у остальных нет, потому что или не предложили, или предложили мало. А не согласились они потому, что в следующем году надеются получить больше.

Вот попробовал бы ведущий венгерский журналист написать "Большегрузные самосвалы" в ведущем венгерском издании о "Дьери Ауди ЭТО" — финалисте женской Лиги чемпионов этого года. Думаю, клуб попытался бы ему объяснить, что так не годится, всеми возможными способами и в кратчайшие сроки. "Ауди" кормит команду. Весь этот банкет — за их счет. Следовательно, нужно делать что угодно, но добиться, чтобы газета писала "Дьери Ауди ЭТО". И никак иначе.

Как добиться? Это и есть пиар, это и есть паблик рилэйшнз. А вовсе не раздача воздушных шариков десяти пришедшим зрителям или выпуск программок, набранных в "Ворде".

(В связи с "Дьером" не могу не спросить у Сергея Юрьича: а вот "Ауди" — это нормальная машина для названия женской команды? Не БелАЗ же. Откуда вообще начинаются нормальные? БНТУ-"Митсубиси" — сгодилось бы? А БНТУ-"Хонда"? А БНТУ-"Лендровер"? Или это от модели зависит? Смотря какая "Хонда", смотря какой "Лендровер".

Вообще я бы не додумался до каких-то "ассоциативных рядов" между названием команды и ее игроками. Как соотносится Виталя Родионов, например, со стартерами и генераторами? А может, Дмитрий Анатольевич Бага всем ошибочно представляется человеком исключительно автотракторным и электрооборудованным, раз играет за БАТЭ? А как кому-то охота смотреть на ПСВ — на команду "Спортивного общества завода "Филипс?")

"Дьер"


"Дьер" и "Ауди": почти обручальные кольца


"Минчаночка" и "Студенточка" — милые сердцу и уму названьица. Но они не принесут клубу денег. А клуб должен зарабатывать — "Прессбол" же этого в каждом номере требует. Но при этом сам лишает одну аббревиатуру варианта заработать на другой. И главный редактор и его зам сходятся во мнении: нет таких обстоятельств, при котором они захотели бы взглянуть на женскую команду под вывеской "могучего самосвального бренда".

Сергей Юрьич, Владимир Петрович, а давайте с другой стороны.

Руководите вы на пару "Студенточкой". И на балансе у вашей "Студенточки" — кукиш. У вас нет ни зала, ни автобуса, ни кэша на счету — абсолютный ноль. У вас есть два комплекта формы, мячи, банка мастики, остатки чувства собственного достоинства и название — вот и весь ваш клуб. А в нагрузку к этому богатству — бабский батальон, который надо поить и кормить.

Денег никто не дает. И вдруг на горизонте появляется серьезный бренд — "Мясокомбинат". И делает вам официальное предложение: "мясо" в названии — наличность в клубной кассе на весь сезон. А то и дольше, если им понравится.

Сама мясная заявка — отражение незрелости белорусского бизнеса. Ведь если бы спонсор раскручивал узнаваемую, отличную от всех марку, был бы он какой-нибудь "Дзядзька-Кухар" или там "Вiлейскiя смажанкi" (вообще удачно для женской команды), то все срослось бы неплохо. Но у спонсора — другая стратегия. Он поставил на своеобразный, неожиданный, а главное отличный от всех бренд — "Мясокомбинат".

Ваши действия?

Вы не возьмете мясников к себе в вывеску и переквалифицируетесь в управдомы? Или будете эпатировать журналистов внушающим смешанные чувства наименованием "Студенточка-Мясокомбинат"?

Не знаю, как вы, а я продался бы. И добился бы, чтобы во всех газетах "СМ" писали бы так, как нужно нашим партнерам.

Название отпугивает зрителей? Смотря как его подать. Будет у нас талисман-хрюшка, будут майки "Кто мы? Мясо!", да мало ли что можно придумать для болельщиков. Сильно сомневаюсь, что посещаемость встреч по сравнению с чисто "студенческими" годами сильно упадет. Во-первых, падать особенно некуда. Во-вторых, мне кажется, нынешние студенты скорее пойдут на брутальный "Мясокомбинат", чем на "Студенточку".

На данном этапе развития это единственный более или менее полурыночный способ зарабатывания денег женским гандбольным клубом. Продажа спонсорского слота в названии — то немногое, что роднит бизнес-модель БНТУ-БелАЗа с дьерской. При всех белорусских условностях, когда спонсор дает деньги через "не хочу", это нормальный подход к ведению клубных дел.

Я, между прочим, посмотрел бы, что написал бы "Прессбол" в такой ситуации. Сидит "Студенточка" без бабла. Подкрадывается к ее руководству журналистское дознание. Ехидный репортер спрашивает: искали спонсоров? "Искали. БелАЗ предлагал сотрудничество, но только ценой смены названия на "Студенточка-БелАЗ". Но вы же сами понимаете: это надругательство над девичьим изяществом. Лучше уж банкротство!" — с непритворной гордостью отвечает руководство. Похвалит их с первой полосы Сергей Юрьич: "Браво, гусары, не посрамили меча богатырского!"?

Нет, все понятно: "Прессболу" от всех этих спонсорских дел ни холодно ни жарко. Он рубит сук, на котором сам не сидит. И в конечном итоге, даже если женский чемпионат Беларуси по гандболу закроют, никто не заметит: "ПБ" от турнира, как и всем остальным, никакой прибыли нет. Можно с чистой совестью писать только про великий "Дьер".

Но пока не закрыли, предлагаю "под шумок" с БелАЗом не разделываться. Хотя бы потому, что они все-таки пишут и просят ("Слезно!"). В наплевательское на все время — это не так уж и мало ("Нашего человека нужно уважать хотя бы за намерение").

С ЦОРами, РЦОРами, УОРами и прочими ПОЗОРами разбираться по мере поступления жалоб. Поскольку верстку менять действительно никто не будет, можно дать им лимит букв: пусть сами выбирают, что для них важнее, что они хотят оставить в таблице.

Разумеется, "ПБ" может этого не делать. Не обязан в принципе. Но это будет ничего газете не стоящий знак хоть какого-то уважения к тем, кто еще имеет смелость (назовем это иррациональное качество так) вкладывать деньги в гроб-структуры, которые числятся в турнирной таблице женского чемпионата Беларуси по гандболу.

В конце концов, если после такой статьи найдутся люди, которые захотят инвестировать в белорусский женский гандбол, то он обладает фантастической живучестью и крепостью тылов. Потому что укол был идеален. Народ очевидно поржет над тупостью аббревиатур и мясокомбинатов и полностью солидаризируется с автором. Туше!

Шпаги звон, как звон бокала, с детства мне ласкает слух.