Лыжная секция

Спорт и смерть
Спорт и смерть

Вообще-то я не журналист. После нархоза каким-то чудным образом оказался в "Прессболе". Однако, проработав с десяток лет, так и не стал журналистом. Все еще не научился чувствовать аудиторию: не пытаюсь ей угодить или удивить, воодушевить или растрогать, эпатировать или шокировать, убедить или уязвить. Мне вообще это малоинтересно. И нет желания постигать простые в общем-то приемы, посредством которых можно этих целей достичь.


Удивительно другое. После всех этих лет я все еще люблю спорт. Я бы даже сказал: все еще ловлю кайф. И не только от самого зрелища, но и от анализа, прогнозов, их сопоставления с реальностью. Только по этой причине все еще в "Прессболе". А, чтобы поделиться кайфом, решил открыть блог.

Пожалуй, люблю спорт уже не так сильно, как в детстве. Но достаточно, чтобы, к примеру, по воле какого-то непонятного бриза в голове ранним утром в воскресенье посмотреть предсказуемую развязку последнего этапа веломногодневки "Тур Даун Андер" (Грайпель опять был быстрее всех в спринте) и совершенно невероятный по драматизму матч Клийстерс — На Ли. В стартовой партии бельгийка подвернула ногу и, казалось бы, сливала воду. Китаянка выиграла первый сет, но дожать соперницу, несмотря на заметное преимущество, никак не могла. Дело дошло до тай-брейка, где Ли повела со счетом 6:2. Оставался один шаг, который оказался непосильным для представительницы Поднебесной. Она рассыпалась. Но собралась в третьем сете при счете 1:5. Сделала 4:5, почти сравняла. И все же хромая Ким оказалась крепче характером!

Все это я мог и не посмотреть. Так как повелся на довольно спонтанное желание, обусловленное к тому же самочувствием. Как-то незаметно перешел на сумчатое время. Хотя, строго говоря, мой график не совсем вписывается в будни журналиста, куда входят строгое планирование, определенные приоритеты издания и, что хуже всего, необходимость рано вставать. Сейчас, когда мы не перешли на зимнее время, а многие трансляции (например, "Реал" — "Барселона") ушли за полночь, это особенно чувствуется.

Но раз уж я веду столь беспорядочный образ жизни, надо извлекать из него какую-то пользу. Формат блога дает свободу самовыражения и, что не менее существенно, свободу от обязательств. Как раз то, что мне подходит. В свою очередь сайту "Прессбола", на мой взгляд, пока не хватает оперативного авторского отклика на некоторые события в первую очередь мирового, а не национального масштаба. Сей пробел по мере сил постараюсь устранить. В частности, рассказать о страстях в тех видах спорта, которые не так уж часто попадают в центр внимания. Хотя, конечно, вряд ли обойду стороной попсовые вещи наподобие тенниса или футбольных еврочемпионатов.

Первая моя запись, увы, сопряжена с печальным событием. Иногда где кайф, там и боль. На этой неделе умерла 29-летняя икона канадского фристайла Сара Бурк. Жизнерадостная, обаятельная девушка давно ставшая звездой американских X-Games, побеждала в Аспене четыре раза. Она очень хотела выступить на Олимпиаде. Бурк мечтала, чтобы ее любимые виды лыжного фристайла — хаф-пайп вкупе со слоупстайлом — были включены в программу Игр в Ванкувере и лично приложила немало усилий, доказывая функционерам, что это не вызовет дополнительных затрат для организаторов. Ведь хаф-пайп и так должен быть построен для сноуборда. Медлительные чиновники одобрили решение только для Сочи-2014.

Бурк готовилась побороться на берегу Черного моря за золото. Но… неудачно упала во время тренировки. Врачи констатировали повреждение мозга и позвоночной артерии. На вертолете фристайлистку доставили в госпиталь Солт-Лейк-Сити. Через десять дней она умерла. Саре было 29 лет.

Фристайлистка Сара Бурк


Сара Бурк: всего-то 29...

Говорят, в спорте не должно быть смерти. Это было бы здорово. Но как ее запретить? Спорт в современном гуманистическом обществе выполняет функцию заменителя войны. Здесь все, как на войне. Нет только боевого оружия, направленного друг на друга, а в остальном… битва до изнеможения, никакой пощады сопернику, использование честных и бесчестных приемов (кому как позволяет совесть). Люди добровольно подвергают себя невероятным нагрузкам и большому риску. Ключевое слово: добровольно.

Люди умирают фигурально и буквально, на тренировках и аренах — в самых разных видах спорта. Даже в футболе, где обеспечение, в том числе медицинское, на высоком уровне, в последнее время прокатилась волна смертей. Чаще всего отказывало сердце. До сих пор стоит перед глазами картина, как во время Кубка федерации-2003 уносили Марка-Вивьена Фоэ…

В скором времени после того случая лучший африканский плеймейкер, которого я когда-либо видел, один из творцов сенегальского чуда на чемпионате мира-2002 Халилу Фадига перешел в "Интер". Его купили у "Осера" за приличные деньги — порядка 10 миллионов евро. Казалось, это отличный шанс покорить одну из футбольных столиц. Но надеждам африканца не суждено было сбыть. Врачи нашли у Фадига скрытый порок сердца и вообще запретили ему играть в футбол.

"Интеру" не хотелось вляпаться в неприятную историю. Думаете, Фадига завязал?! Нет! Через полтора года, невзирая ни на что, снова начал играть во второлиговых клубах Бельгии, Англии, которые не имели развернутого медицинского штаба и сквозь пальцы смотрели на вердикт миланских эскулапов.

Можно подумать, спортсмены идут на все это ради денег. Но возьмите велоспорт, где заработки не настолько велики. На третьем этапе "Джиро"-2011 в лучший мир безвозвратно ушел Воутер Вейландт. Неплохой спринтер, который зарабатывал немногим больше, чем среднестатистический бельгиец. Гонщики в знак уважения и солидарности устроили акцию протеста. Но разве это что-то изменило? И дело не в организаторах. Участники многодневки сами рвались, как ни в чем не бывало, продолжать рисковать своими жизнями.

Год назад на "Туре Швейцарии" Маурисио Солер — горняк, вернувшийся из небытия, отчаянно сражался за лидерство. Жестко упал и оказался в коме. Счастье, что вышел из нее. Прошло более полугода, а колумбиец даже не думает о возобновлении спортивной карьеры. Вопрос стоит в иной плоскости — восстановление нормальной жизнедеятельности.

А на этой неделе прошла уже упомянутая многодневка по дорогам Австралии "Тур Даун Андер", где первый этап обернулся массовым завалом. Серьезнее всех пострадал бельгийский гонщик Юрген Руландтс, который сломал шею. И ладно бы он, как Солер, боролся за что-то серьезное. Но ведь приехал на Зеленый континент в качестве лейтенанта Андре Грайпеля. А попал в переделку. Впрочем, парню повезло: шестой позвонок был поврежден не так уж значительно, поэтому через три-четыре месяца он может вернуться в гонки. И ведь вернется! Не запретишь!

Конечно, можно и нужно повышать стандарты безопасности. Но изъять риск из спорта не получится никогда. Всего не предусмотришь и от всего не защитишь. Взгляните, например, на хайлайт все того же первого этапа "Тур Даун Андер": нашего Женю Гутаровича подрезал все тот же Грайпель. Если бы не блестящая реакция белоруса, быть бы еще одной мясорубке. И что тут сделаешь? Ведь немец же не нарочно…


Есть предложение запретить все виды спорта, где опасность слишком велика (оставить только керлинг и шашки), или воспрепятствовать выполнению элементов ультра-си? Но даже это никого не остановит. И, думаю: дело не в деньгах. Альпинистам, за редкими исключениями, вообще никто не платит, но, однажды увлекшись, многие уже не в состоянии "завязать". Вот и спорт, как наркотик.

Если вы думали, что Сара Бурк была так молода и уверена в себе, что даже не задумывалась о смерти, то нет: она вполне осознавала степень риска. И завещала в случае чего отдать свои органы на донорские цели…