Лыжная секция

Не то
Не то

Я Бережкову еще в Минске сказал: на гандбольчик надо бы сходить. "Ты не за этим туда едешь", — говорит.


Я до конца вчера верил в Марзалюк, я даже был на двух ее утешительных схватках, включая потенциально бронзовую. Эта схватка все и решала. Выигрывает Василиса — значит, не судьба. Выигрывает испанка — значит, гандбол.

И гандбол был фееричен. Удивительное чувство: всех этих дам я давно знаю. Я с ними почти рос. И с Бегоньей Фернандес, и с Макареной Агилар, и с Бояной Попович, и с Йованкой Радичевич. Катарина Булатович после событий 2009 года вообще почти близкий родственник.




Черногорки забожили.

На пресс-конференции их тренера Аджича и вратарши Сони Баряктарович я был единственным журналистом. "Вопросы есть?" — спросил меня ведущий. Вопросов нет, говорю. Есть пожелание всего наилучшего в финале для великой команды из великой страны. Для меня честь быть здесь единственным журналистом. Привет Булатович!

"Spasibo!" — сказал Анджич. "Это было лучшее, что я слышал в этом зале за все Игры", — сказал ведущий.

В микст-зоне черногорки орали, как черти. Последней шла Бояна Попович, потому что всем давала интервью. Я ни разу в жизни не слышал, чтобы человек так быстро говорил. Причем сначала по-английски, потом по-сербски, а потом, когда ее тормознули какие-то шведы — по-датски, видимо. Она же в Дании играла сто лет.

Чудесный вышел вечер. Помирать буду, буду вспоминать. Хотя не за этим я, конечно, сюда ехал.
















Катарина!