Что э..." /> Несчастный граф, топи себя в сметане

Лыжная секция

Несчастный граф, топи себя в сметане
Несчастный граф, топи себя в сметане

Я купил четыре баночки сметанообразных молокопродуктов. Три — в "Tesco", одну — в "Sainsbury". Две обычные soured cream — это наша, "словарная" сметана. Еще — double cream и crеme fraiche. Что это такое изначально было не совсем понятно, но стояло в кислосливочных сметанных рядах. Положил с вечера в холодильник.


На следующее утро Люська спрашивает:

— Андрей, зачем ты купил четыре банки сметаны?

— С чего ты взяла, что это я? Может это Джесс? Она же поесть любит. Взяла с запасом, — говорю.

— Ты все время покупаешь всякие несъедобные вещи. Я до сих пор не могу забыть mechanically recovered chicken.

Люська не может отойти от сосисок, которые я купил в сентябре. С виду вроде обычные сосиски. А оказалось, что на 61 процент они состояли из mechanically recovered chicken. Так было написано в составе, который я обычно не читаю.

Я пишу без перевода, потому что не представляю, что это такое — mechanically recovered chicken. Это приблизительно "механически восстановленная курица". Что делали с курицей прежде, чем она отправилась в сосиски, страшно даже подумать. На вкус — сосиски как сосиски. Но больше я их не покупал, потому что на Люську они произвели нервнопаралитическое действие. Хотя объяснить технологический процесс восстановления курицы она мне не смогла. И никто в Англии пока не смог. (Но звучит-то как: mechanically recovered chicken! Если бы я создавал панк-группу, я бы ее так и назвал. Или наш первый альбом хотя бы).

— Ну не умер же я после mechanically recovered chicken. А сметану я купил не для себя. А для друга Кости.

— Ты хочешь послать ее в Беларусь?! Или он к нам приедет?

— Не бойся, не приедет. Костя спрашивает, есть ли в Англии сметана. Это самый интересующий белорусов вопрос в последнее время.

— Странными вещами интересуются твои друзья!

— Почему странными? Тебе вот, разве не интересно, готовят ли в Беларуси cottage pie?

— Конечно готовят! Что здесь думать? Не хочешь же ты сказать, что у вас нет cottage pie? И конечно, у нас есть сметана. Мог бы не захламлять холодильник, а спросить у меня.

— Нет, тогда могли бы возникнуть трудности перевода. Допустим, у вас есть, но другая. Называется одинаково. А такой, как у нас, нету.

— Ох… Ну почему сметана? Хоть бы про что-нибудь другое спросили. Я ненавижу сметану. Только не говори, что ты сейчас собираешься ее съесть всю баночку просто так.

— Ну, может, сахару еще добавлю.

— Боже мой! По-моему, ты специально это делаешь, чтобы надо мной поиздеваться!

— Нет, чтобы вкуснее было. Чтобы сахарок радостно хрустел на зубах. В детстве мы с сестрой варенья вместо сахара добавляли. Чтобы было как йогурт.

— Что за глупость? Почему бы вам было не извращаться и сразу купить йогурт?

— Эх, Люська! С твоей стороны бестактно напоминать мне о моем возрасте, — сказал я, как в кино. — Это ты молодая. Родилась при капитализме. А я в восемь лет находился в таком месте в такое время, где йогурт был событием месяца. Если папа приносил четыре баночки немецкого "Эрмана" на Новый год, то это был почти прорыв в параллельную вселенную.

— Нет, нет! Только не моей чайной ложечкой! Бери свою! Моя ложечка никогда не коснется сметаны! — взвизгнула Люси, увидев, что я смотрю на ее августейший прибор.

Зато я могу пить Люськино молоко, а она мое — нет. Потому что я пью любое, а она — только "красное" (по цвету этикетки), обезжиренное. И Джесс тоже. Тени пьет "зеленое", наполовину обезжиренное. И только мы с Тахирой — "синее" whole milk. "Целое молоко".

Ладно. Своей ложкой, так своей.

— О боже! Ты сейчас собираешься съесть все это просто так, с сахаром?! Ты сошел с ума!

— Не бойся. Съем я, пожалуй, две баночки. А две попробую и оставлю на завтрак.

— Я не могу на это смотреть! Это ужасно!..

Короче, сметана в Англии есть. Soured cream — это и есть наша сметана. Жирность в норме. Ложка стоит. Вот в double cream уже не стоит. Очень жирно, на любителя. Но с сахаром есть можно. Если вам нужна очень густая — берите crеme fraiche. Вот, в общем и все дела.

— Hi! — зашла на кухню Джесс.

— Джессика, ты же ешь сметану? — спросил я.

— Ну… Вообще я стараюсь воздерживаться… Но так вообще ем, бывает, к сожалению… Да… — замялась Джесс.

— Вот! Видишь, Люси, все нормальные люди едят сметану. Джесси, я в тебе не сомневался, — сказал я.

— Я поняла! Это заговор против меня, — сказала Люська.

— Ну ладно, не переживай. Я не фанат сметаны. Я так, на пробу купил. Для эксперимента. Больше не буду.

— Хорошо, — улыбнулась Люси, — передай своему Косте и другим воображаемым друзьям, что в Англии есть сметана.

Костя, в Англии есть сметана! Привет тебе от Люськи!