Лыжная секция

Науки юношей питают
Науки юношей питают

Когда до презентации оставалось полчаса, я спросил Эссама:"Эссам, ты распечатал доклад?" "Нет, — ответил он спокойно. — Я его не получил".У меня защемило сердце. Доктор Ливермор сказал обязательно иметь при себе распечатанную версию. Эссам был ответственный. Что теперь делать? Я чувствовал себя намыленным инженером Щукиным на лестничной клетке, которому оставалось только одно — пропадать.


— Да не переживай ты! Все равно Викки до сих пор правит свою часть. А надо, чтобы все было идентично. Ничего, нормально. Объясним Роджеру.

— Ладно, — встал из-за стола Тору. — Я пойду переоденусь.

Это было мудрое решение. Тору всю ночь просидел в библиотеке имени Сиднея Джонса, с которой мы за последнюю неделю сроднились…

…Первую оценку на нашем курсе MBA Football Industries Университета Ливерпуля мы должны были получить по предмету под названием "The Organisation within the Strategic Context" ("Организация в стратегическом контексте") под инвентарным номером ULMS822. Номера есть у всех предметов — модулей, как их здесь называют.

Предмет вышел сугубо слушательный. Приходили разные товарищи — футбольные и не очень, рассказывали о своих взглядах на стратегию. Взгляды были приблизительно одинаковые: со стратегией жить хорошо, без стратегии — плохо. А кто хорошо живет без стратегии, просто не догадывается, что она у него есть. Только неосознанная и невербализированная.

Учебный день — с девяти до четырех-пяти часов. Ненормированный. Когда лектор отпускает, тогда и свободен. Звонков нет. Есть только один — по пятницам, в 10.30. Это плановая проверка пожарной сигнализации, на которую никто уже не реагирует. Нам сказали, что выбегать нужно, только если сигнал поступит в любое другое время. Значит, действительно пожар.

Командовал контекстуально-стратегическим парадом доктор Роджер Джон Ливермор — замечательный товарищ, готовый проверять почту даже в полночь с субботы на воскресенье и давать рекомендации. Но очень требовательный в плане оценок. Болеет он за "Норвич Сити" и сборную Камеруна, что характеризует его с самой положительной стороны. Особенно если учесть, что сам он живет не в Норвиче. И тем более не в Камеруне.

Зачетная работа — групповая презентация по стратегии любой футбольной организации. Нужно было произвольно разбиться на группы по пять человек. Кто не разбивался произвольно, тех потом Роджер добавлял волевым направлением.

На следующий день после объявления ко мне подошел японец Тору Кониси.

— Андрей, пойдем к нам в группу, — сказал он.

— Хорошо, — поводов отказать Тору не было. Меня еще никто не фрахтовал. — А кто еще с тобой?

— Пока только Эссам из Саудовской Аравии.

Так нас стало трое. Потом присоединилась Викки Ю — китайская американка. Ядро группы было сформировано. Больше особо никто не просился. Мы стали ждать драфта Роджера. Он подсуетил нам Хуана Карлоса Самаррипу Матеоса из Мексики.

На первом совещании группы определились с объектом нашего исследования. БАТЭ определенно отпадал: кроме меня никто не знал русского, а на английском публикаций о стратегии "желто-синих" маловато. (Вообще выбирали в основном именно в зависимости от потенциально доступной информации).

Я предложил было взять какую-нибудь хорошую голландскую команду. АЗ, например. Инфа есть, а в крайнем случае в Алкмаар всегда можно написать и спросить. Ребята там душевные. Но одногруппники потребовали "Барселону". Хотя в этом случае больше знали бы не только мы, но и Роджер. То есть потенциально мы попадали под более массированный удар по части вопросов из зала.

Мы условились искать информацию.

На втором заседании часа три ломали головы над планом выступления. Спорили в основном мы с Викки. Тору иногда вмешивался. В силу специфической несовместимости наших английских, мы с ним сначала не совсем друг друга понимали. Эссам говорил конкретно, но редко. Хуан Карлос мыслями был под знойным небом Монтеррея и выходил покурить. Остальные не курили.

На следующий день мы пошли показать нашу структуру Роджеру. Десяти минут доктору Ливермору хватило на то, чтобы убедить нас в полной нашей несостоятельности. Поганый план, выходит, у нас получился.

— Ладно, — сказал я. — Теперь главное запомнить на будущее, что в следующий раз надо начинать с похода к Роджеру.

Мы еще раз переписали план и уговорились встретиться, чтобы разделить части. Викки на встречу не пришла — не сработала наша внутригрупповая система оповещения. Но я не мог подсунуть ей потенциально самую нелепую часть — критику стратегии лучшего клуба мира. Это, пожалуй, было бы не по-джентльменски. Пришлось взять критику себе. Викки отошло введение.

После недели кропотливого труда мы опять пришли к Роджеру. И опять получили мягкое объяснение, почему наш подход — полный отстой. Антикризисной программы нет, развития стратегии нет, критика стратегии легковесна.

— Андрей, какая у "Барсы" стратегия? "Больше чем клуб"? Ну так вот ты мне должен доказать, что она не работает. Что "Барса" — никак не больше чем клуб.

Пошли доказывать.

Помочь мне могло только чудо или супермен. Поскольку чудес не бывает, надежда оставалась только на второй вариант.

Супермен не подвел. Оказывается, Йохан Круифф так и сказал: мол, с тех пор, как "Барса" подписала контракт с "Qatar Foundation", она превратилась в обычный клуб. И еще много всего обидного для "Блауграны". "Самоидентификация не должна продаваться за деньги. Она дороже. Вы гениальны, если делаете то же, что 99,9 процентов клубов в мире? Или вы глупы, потому что делаете это последними?" Стало ясно, что копать надо в ту сторону.

В принципе, Круифф прав. "Барса" говорит, что она помогает всем обездоленным на свете, кучу денег отдает на благотворительность. Поэтому она и есть больше, чем клуб. Но при этом спокойно соглашается принять от благотворительной (!) организации 165 миллионов евро вместо того, чтоб отдать их голодающим детям. Как будто это Месси недоедает. Зачем "Qatar Foundation" решает помочь клубу с самой большой зарплатной ведомостью в Европе?

Миротворческий процесс на Ближнем востоке — тоже спорная добродетель. А как быть с обвинениями, что "Qatar Foundation" поддерживает "Хамас" и радикальных исламистов? Выходит, "Барса" фактически принимает чью-то сторону. И как после этого кого-то мирить? Где здесь больше, чем клуб?

Кстати, творить мир посредством футбола в Израиле тяжело. Наоборот, часто именно спорт вызывает новые витки взаимной агрессии. Есть такой английский ученый Джон Сагден. Он много анализировал футбол как средство сближения палестинских и израильских детей. Оказалось, что пока дело касается непосредственно игры, все еще куда ни шло. Но как только ребятам нужно не пасовать, а разговаривать, процесс становится очень тяжелым.

Барса была бы больше, чем клуб, если бы не потеряла свою идентичность. Раньше "Барса" была исключительно каталонской по духу. Сейчас не понять какая. Сейчас в Китае за "Барсу" болеет больше народу, чем в самой Каталонии. Китайцы не в курсе ни насчет борьбы за независимость, ни насчет гонений Франко. Стихов на каталонском учить не будут. В общем, очередной "Макдональдс" получается. И в Германии I аm loving it, и в Китае, и в Коста-Рике, и в Австралии… Все за "Барсу".

Терпимость и респект, за которую якобы ратует "Барса"? Тоже не аргумент. Когда в Фигу свиную голову бросали, это что, респект? Когда Это*О собирался уйти с поля из-за расистских выкриков в Сарагосе, а его уговорили играть — тоже респект? Камерунец еще тогда требовал, чтобы стадион на год дисквалифицировали. Но "Барса" смолчала. "Сарагосе" дали штраф. Девять тысяч евро.

Да и в финансовом плане команда так себе. Долгов куча. В прошлом сезоне почти все выиграли — все равно в "минусе". Покупают футболистов, которые потом всю дорогу по арендам ходят. Или продают через сезон в разы дешевле. Ибрагимович, Касерес, Чигринский, Энрике (был, оказывается, такой. Потянул на восемь миллионов евро), Кейриссон. Глеб. Академия работает хорошо, а Пике прозевали. Фабрегаса тоже прозевали. Плати теперь за него такие деньги! В общем, так себе у "Барсы" стратегия. Выигрывают за счет гениев на поле, а организация хромает.

С этой нелепой мыслью мне оставалось мириться до самой презентации.

Последний день мы посвятили круглосуточному сидению в библиотеке. Уговорились сделать свои части доклада и слайды отдельно. Потом соединить. Викки была ответственная за склейку слайдов, Тору — за склейку доклада, Эссам — за распечатку, я — за дополнительное краткое изложение. Хуан Карлос благодаря флегматичности мог спокойно курить во всех смыслах.

Зато, надо признать, дон Хуан бригаду не задержал. Он написал вторым — вслед за мной. Мне надо было ждать, пока напишут все — чтобы перейти к краткому изложению. Но остальные творили крайне медленно. Ну и ладно. Я вычитал голландский обзор в "ПБ".

Закончилось дело около четырех ночи.

— Толку домой идти. Я еще посижу, подумаю, — сказал Тору.

В его виде было что-то от Бендера. На шее намотан шарф БАТЭ. Тору был в группе первым именинником, и я подарил ему свой. Японец очень обрадовался. "Как раз, а то холодно", — говорил он. А после того, как БАТЭ сыграл вничью с "Миланом", вообще не снимает.

— Я пойду хоть два часа посплю. Нужно, чтобы сутки сменились. Тору, вот ладно я. Но тебе-то зачем все это было надо? Нормальная страна, жена красивая на родине осталась. А ты ночуешь в библиотеке за десять тысяч километров от дома.

— Андрей, я вижу, модуль хорошо развил у тебя стратегическое мышление. Жалко тебя не было, когда я подавал документы.

Под конец подготовки я начал отлично понимать японский английский Тору. А он — мой белорусский английский.

Уговорились встретиться в 7.45 и порепетировать. Не получилось. Пришел один я. И Тору, который никуда не уходил. А когда появились опоздавшие, оказалось, что у нас ничего не распечатано…

Неизвестно, что подумал по этому поводу доктор Ливермор, потому что он был очень воспитанным.

— Так в какой же степени стратегия определяет успех "Барселоны"? Или она вообще не играет роли, и все делает Месси? — спросил Роджер в конце концов.

— Играет. Но точно не в такой степени, как у "Норвич Сити", — сказал я.

— Вот это ответ разбирающегося человека, — улыбнулся доктор Ливермор. И больше вопросов не задавал.

Оценку нам пока не огласили. 10 процентов зависит от отметок самих членов группы: мы заполнили анкеты, где оценили вклад каждого в общее творческое дело. Да уж, у нас такого нет.

Отметку должны вывесить в интернете. Когда — не сказали. Она составит 40 процентов общей оценки по модулю "The Organisation within the Strategic Context". Еще 60 — эссе, которое уже на следующей неделе надо сдавать. Короче, задания свистят, как пули над головой. Все равны, как на подбор. С ними — дядька Ливермор.

Но на прошлых выходных я решил все-таки пробить первый выезд за Everton F.C. И сразу далекий.




Эссам, Хуан Карлос и Тору на втором мозговом штурме. Идет тяжело.



Результат наших прений.



Тору: остаемся ночевать!



Викки вообще простудилась, болеет. После полуночи она начала нервно хихикать



Это не мы, это другая группа. У них презентация по футбольному клубу "Транмер Роверс"