Лыжная секция

Игра наверняка
Игра наверняка

Наша команда называется "Фрумба". Точнее, FRUMBA FC. FRUMBA — это "Football Research Unit Master of Business Administration". То есть если по-простому — "Исследовательский отдел футбольной магистратуры". Выступает клуб в третьем дивизионе университетской лиги. Третьем из трех.


Вообще-то до начала сезона мы были во втором. На вводной неделе президент и идейный вдохновитель "Фрумбы", а по совместительству — director of studies нашего футбольного факультета доктор Джефф Пирсон, был полон оптимизма:

— Наша цель — выйти в первый дивизион. Думаю, нам это по силам!

Дудки! В первый дивизион, как стало известно недели через две, выйти мы не имеем никакой возможности.

Это не неверие в силы коллектива. Это разгвоздяйство директората лиги. Товарищи, которые заправляют турниром, чего-то там напутали, спустив нас по ошибке в третью лигу. "Как же так?! Не сыграли ни одного матча — и уже вылетели?" — возмущались мы.

Да, так, сказали нам. Какую-то другую команду из Д3 по ошибке запихнули во второй дивизион, причем так центростремительно, что она там уже успела сыграть несколько матчей и выйти в лидеры. Чтобы восстановить справедливость, результаты этих игр пришлось бы аннулировать, таблицу пересчитать, найти в календаре места для несыгранных встреч "Фрумбы". Короче говоря — думать. У директората такой привычки нет. И, как говорят бывалые, никогда не было.

На официальном сайте команды Джефф написал, что будет жаловаться в прокуратуру, международный спортивный суд в Лозанне и лично товарищу Саахову, но было понятно, что попытки вернуться во второй дивизион через суд окажутся тщетными. Тем не менее, присутствия духа доктор Пирсон не терял.

— Наша цель — выйти во второй дивизион. Думаю, нам это по силам! — сказал он на первой тренировке.

Тренируемся мы раз в неделю, по средам, на Вэйветри Плейграунд. Это большой кусок земли в конце Смитдаун Роуд, покрытый травой. Кто хочет — приходит, обозначает ворота, как хочет, и играет, как хочет. Играют в основном в футбол и в регби.

Джефф строго-настрого наказал нам купить, у кого нет, бутсы для мягкого покрытия и щитки. После первой тренировки стало понятно, почему. Бутсы — потому что дождь идет почти на каждой тренировке, земля размокает за полминуты и без бутс игра быстро приближается к регби. Щитки — для того, чтобы иметь шанс продолжить игру после подката в исполнении Джеффа. Доктор наук, сняв очки и надев шапочку любимого "Манчестер Юнайтед" катится так, что позавидовал бы и Гэри Колдуэлл из "Уигана", и Дэвид Уитер из "Болтона" — лидеры в желтой и красной карточных номинациях премьер-лиги. "В официальных матчах можете не так бояться. Самый грубый игрок лиги играет за вашу команду", — успокоил нас Джефф.

Это и есть английский "дворовый" футбол. Только дворов здесь нет. Есть такие плейграунды. И играют англичане так, как мы себе и представляем: не жалея никого, с длинными забросами в расчете на борьбу. Очень часто играют 11 на 11, по-настоящему, со всеми вытекающими из этого последствиями.

У нас в Борисове на Короедне мелкого паса, конечно, больше. Зато силового футбола по сравнению с Англией, нет вообще. Так, виргинская кадриль…

Как уже известно широкому кругу читателей старшего школьного возраста, с правым коленом у меня не все в порядке. Из-за него активную футбольную карьеру я завершил в позапрошлом году на международном турнире в Женеве, сыграв за команду Луиша Фигу.

Но в прошлом году на том же месте в команде того же мастера я вдруг неожиданно резво вернулся в небольшой футбол (так, что ли, нужно его называть?) и даже забил два гола. Поэтому и в Англии, разумеется, не утерпел.

Попасть в заявку "Фрумбы" — дело нелегкое. Особенно если учесть, что несколько тренировок я пропустил из-за поездок на "Барселону", "Милан" и по причине острой учебной недостаточности. Но в конце концов заслужил место в списке 18-ти. В связи с чем мне присвоили персональный 24-й номер (все нормальные номера к этому времени, разумеется, были разобраны, а "моего" 37-го не напечатали).

Команда без меня провела три игры. Проиграли "Факультету компьютерных технологий" (2:4), затем выиграли 7:0 у "Мелвилл Гроув" и 4:0 у ребят в оранжевом под звездным названием "Pokerstars". Самое обидное, что победа 7:0 в зачет не пошла. Наш капитан Конрад и шкипер "Мелвиллов" синхронно опоздали с заявкой, и обоим дружинам было отказано в очках.

Играем мы на другом поле в Гринбэнке. Матчи там уже раза три отменяли из-за погоды (что оттягивало даже мой гипотетический дебют в составе "Фрумбы") — и как раз когда я был в заявке.

Но по декабрю дебют все-таки состоялся — в матче за престижный, но товарищеский Кубок Барвика против сборной FIFA Masters. "Мастера" (то есть "магистры") ФИФА — это еще одна футбольная магистратура. У нее, в отличие от нашей, нет постоянной дислокации. Там учатся по три месяца в Швейцарии, Испании и Италии (по-моему, я ничего не напутал).

И вот они прибыли в Англию (в Лестер) с ежегодным образовательным визитом. А это уже традиции: если приезжают, играем за Кубок Барвика. В прошлый раз "Фрумба" влетел 2:5.

(Информация к размышлению. Брайан Барвик — очень заслуженный в английском футбольном- и телемире человек. Работал на "Би-Би-Си" и "Ай-Ти-Ви", был главным редактором "Match of the day" (это очень круто. Типа футбольного обозрения в советские времена — все смотрели. И смотрят), возглавлял работу телевизионщиков на нескольких чемпионатах мира. А потом стал председателем Футбольной Ассоциации. То есть федерации футбола Англии. Сейчас занимается много чем, в том числе время от времени читает нам лекции. Вот этот Брайан Барвик и учредил Кубок своего имени, который оспаривают "Фрумба" и FIFAMa).

Играть предстояло на искусственном поле академии "Ливерпуля". То есть не в бутсах.

В академии "Ливерпуля"


В академии "Ливерпуля"


На этот раз в заявку попали все, кто хотел. Было определено, что сыграют все. Не меняли мы только стержневых игроков, без которых действительно никак. Это бразильский голкипер Густаво, центральные защитники (англичанин Джейми и японец Тору), и полузащитники — немец Михаэль и чилиец Себастьян.





Себастьян — это главная звезда нашей команды. Просто демон! Никаких понтов, все действия исключительно умные, пасы — загляденье. В общем великий плеймейкер, который бы и в некоторых профессиональных лигах, наверное, не затерялся. Михаэль — хороший опорник. Работоспособный, с ударом. Тору защитник — огонь! Высокий, быстрый, трудолюбивый. Ну и Джейми — солдат, не знающий слов любви, если надо способный подкатиться в стиле Джеффа.





— Наша цель — сыграть на пределе и оставить Кубок Барвика на Альбионе. Думаю, это нам по силам! — поставил задачу президент клуба.

Что мы ее не выполним, стало ясно довольно быстро. Товарищи из солнечного ФИФА оказались на редкость спортивными. Забили один, второй, третий. В первом тайме один мы отыграли. Магический Себа головой — как по телевизору!

Этот "Бентли" стоял наполовину на именной стоянке Далглиша, наполовину — на месте директора академии. Так что чей именно — непонятно.


Этот "Бентли" стоял наполовину на именной стоянке Далглиша, наполовину — на месте директора академии. Так что чей именно — непонятно.


(Если вы ни разу в жизни не играли 11 на 11, я вам очень советую. Тогда вы начнете понимать, насколько это трудно — быть хорошим футболистам и почему им так много платят. Я до этого играл только два раза — в Америке. Там наша команда-интернационал выиграла турнир, я играл левого защитника. Это было ужасно. Играли с офсайдами, и из обоих матчей я теперь помню только команды нашего либеро-англичанина — "вернулись", "вышли". И так 180 минут. Мяч я пнул раз пять. Все — куда подальше).

Наш нападающий Майкл


Наш нападающий Майкл


Судья был наш человек — швейцарец Пиус. Он может быть, и рад бы был чем-нибудь нам помочь, поставить какой-нибудь левый пенальти, но мы так редко добирались до чужой штрафной, что не давали ему ни единого шанса.

Труба, я и Тугай из Турции


Труба, я и Тугай из Турции


Мое время в центре нападения было с 30-й по 55-ю минуту. В первые пять минут я понял, что в нападении я мяча точно не коснусь. А в полузащите у нас были серьезные дыры. Посовещавшись с Михаэлем в перерыве, я стал оттягиваться в полузащиту. Впереди оставался одинокий мексиканец Хуан-Карлос и вездесущий Себа.





Главное, чем я отличился — запорол хороший момент после штрафного в исполнении Михаэля. Созидательное касание сделал только одно — на Хуана-Карлоса. Но и из него толком ничего не получилось. Все остальные мои игровые включения были направлены исключительно на размен чужого таланта посредством собственной бездарности. В мое присутствие на поле счет не изменился.

Играем!


Играем!


Во втором тайме еще один наш англичанин Майкл забил — 3:2, интрига. Но потом нас быстренько успокоили четвертым голом. Прощай, Кубок!..

— Ладно, — сказал нам Джефф, — весной мы едем в Ньон. Сыграем и там. Наша цель — вернуть трофей на родину! Думаю, это нам по силам!

И пригласил нас к себе домой на рождественскую вечеринку. Она прошла мирно: ни жена Джеффа, ни его сын, ни кот не пострадали. Очень здорово, иначе бы "Human Rights Watch" обязательно бы начал расследование.

Бежим в атаку


Бежим в атаку


Джефф живет в Манчестере. Вернее даже не в Манчестере, а в Олд Траффорд. Минутах в двадцати ходьбы от стадиона любимой команды. На первый матч "МЮ" его взяли, когда ему было три года. Сейчас он пропускает игры и тренировки "Фрумбы", только если "красные дьяволы" играют на выезде. ("Андрей, я уже забронировал билеты в Амстердам. А ты?") За много лет он не пропустил ни одного матча "Юнайтед"!

А все остальные — глорихантеры.


Match Of The Day

Я жду выхода на замену


Я жду выхода на замену


"Бутсы в помещении не носить!"


"Бутсы в помещении не носить!"


Победила дружба


Победила дружба, проиграл "Фрумба"


А вот такая картинка висит на двери детской раздевалки академии. Футболистов учат следить за собой смолоду


А вот такая картинка висит на двери детской раздевалки академии. Футболистов учат следить за собой смолоду'


Эмблема "Фрумбы"


Эмблема "Фрумбы"


Спонсор "Фрумбы" — бар "The Font". Он платит клубу 350 фунтов в год за рекламу. За баром официально закреплен 12-й номер


Спонсор "Фрумбы" — бар "The Font". Он платит клубу 350 фунтов в год за рекламу. За баром официально закреплен 12-й номер


Мой 24-й номер


Мой 24-й номер


В раздевалке


В раздевалке