Лыжная секция

НАЧНЕМ СНАЧАЛА

Итак, первое желание, толкающее человека в горы, — это, прежде всего, покинуть город, остобрыдшую работу и примелькавшиеся физиономии. И не важно, имеет этот среднестатический обыватель какое-либо отношение к горным лыжам или нет, в горах он всегда найдет чем заняться. Сразу осекусь, что я имею в виду прежде всего горы с развитой инфраструктурой. Курорты. По какой-то необъяснимой причине подавляющее большинство этих мест почему-то сосредоточилось за рубежом нашей Родины. И пусть вас это не пугает. Как я уже упоминала выше, в мои планы входит образовать вас до такой степени, что вы сможете чувствовать себя достаточно комфортно, дыша заграничным воздухом и слушая варяжскую речь. В меркантильном плане вам это обойдется примерно в те же деньги, как если бы вы решили попытать судьбу где-нибудь на Кавказе или Дальнем Востоке.

Возможно, некоторые меня подозревают в непатриотизме. Зато меня трудно уличить в нелюбви к своим читателям и их здоровью.

Замечу, что эти мои увещевания-рекомендации касаются только самых «зеленых» и сомневающихся новичков, которым только еще придется открыть для себя этот солнечный мир с переизбытком озона и адреналина. Но есть такая когорта уже сформировавшихся фанатов горных лыж, к коим я отношусь с величайшим уважением, которые бороздят склоны Крылатского, Подрезково и Кавголово с тем же упоением, как если бы они катались в Альпах.

Как я уже отметила, горы — универсальная среда, где разворачивается неожиданно широкое поле для деятельности.

Итак, вы пришли к выводу, что ваш сын — потенциальный Альберт Томба, а дочь — Катя Зайцингер. Позвольте мне настоятельно рекомендовать, что ваше непосредственное участие в этом проекте просто необходимо. И хоть один раз в жизни, но вы должны встать на горные лыжи.

Могу предположить, что если уж моя матушка однажды решилась на это, то вам тем более будет по плечу.

Горнолыжная карьера моей мамы продолжалась недолго. Около двух минут. Это было зимой 80-го года. Моя первая зима на лыжах. Надо отдать должное ее передовому мышлению, которое помогло прийти к тому выводу, что если ее дети катаются на лыжах, ее муж катается на лыжах, то и ей самой абсолютно необходимо проверить на собственной шкуре — что это такое.

Поскольку у матушки моей не было счастливой возможности прочитать такую замечательную книгу, как эта, а мой отец явно переоценил ее двигательные способности, то, как я уже отметила выше, весь ее горнолыжный опыт свелся к одному лишь спуску в Туристе с 200-метровой горушки. Причем 20 из них она катилась на лыжах, а остальные 180 на всех остальных частях тела. Единственное, что осталось в моей детской головке, — это то, что мне было жутко весело увидеть свою родительницу в таком необычном амплуа, и особенно удивил меня цвет ее лица: землисто-зеленый от испуга.
Радует тот факт, что, независимо от того, удачен опыт или нет, из него всегда можно извлечь урок. После этого инцидента мама больше не вставала на горные лыжи, но зато она прониклась невероятным уважением к нам и к этому виду спорта.

Вот вам и еще одна причина рождения этой книги. Я не желаю, чтобы кто-нибудь повторил геройский подвиг моей родительницы.

Для этого вам нужно четко уяснить...