Лыжная секция

ВСТАЕМ НА ЛЫЖИ ВСЕЙ СЕМЬЕЙ

Готовясь к написанию этой главы я, любопытства ради, попыталась выяснить, что на этот предмет уже было написано в прошлом и в непосредственном настоящем.

Надо сказать, что, проанализировав всю эту информацию, я пришла к выводу, что во многих экспертных изданиях по горным лыжам четко прослеживается следующая тенденция. Творения авторов-теоретиков, которые в свое время, видимо, сами учились кататься по книжкам, изобилуют заумной терминологией и статистическими выкладками. Все они напоминают скорее учебники по прикладной
физике, нежели практическим горным лыжам.

Мне стыдно признаться, но даже я, будучи экспертом в этом деле, чувствовала себя полной идиоткой, стараясь представить, что имеет в виду автор, и как все это соотносится с реальными техническими приемами. Обычно такие труды отличает глобальный размах и объемность. В них всесторонне обсасываются абсолютно все мыслимые ситуации, в которые может попасть лыжник на склоне.

Но ведь невозможно объять необъятное. Глупо надеяться на то, что абсолютный новичок, находясь на склоне в 35°, станет вспоминать, как бы ему добраться до низу, используя од-нотактный авальман. Это примерно то же самое, как если бы заставить человека выучить наизусть книгу, не научив предварительно читать.

В этом смысле мне очень импонирует точка зрения «махровых» практиков. Открывая книжку Жан-Клода Килли, я была морально готова окунуться в пространные объяснения о всех сложнейших аспектах современной техники.
По крайней мере, это человек, который всей своей карьерой доказал свое право на сложность. Но как же порадовалась я, когда позиция этого мэтра горных лыж практически совпала с моей собственной. Позиция эта основывается на следующем факте. Современная горнолыжная техника — это башенка, состоящая из отдельных кубиков. Эти кубики — простейшие элементы, без которых освоить полную картину сложенных движений невозможно. Кроме того, невозможно, да и бессмысленно пытаться научить человека абсолютно всем нюансам горнолыжной техники. Нельзя предусмотреть все ситуации, могущие встретиться на склоне. Каждая такая ситуация есть совокупность массы факторов — таких, как крутизна склона, состояние снега, видимость, физические данные лыжника, его способность адекватно реагировать, качество его инвентаря и т.д. Как видите, продумать и описать поведение во всякого рода экстремальных ситуациях для отдельно взятого индивида имеет тот же шанс, что и подобрать шифр к шестизначному коду за 5 минут.

Горные лыжи — это такое же искусство, как музыка и живопись, и если есть цель достичь определенных высот в этом деле, то нужно понимать, что без регулярных практик не обойтись. Другое дело, если вы человек непритязательный, вам просто нравится проводить две недели в году в горах, вы просто хотите преодолевать расстояние от верхней станции канатной дороги до финишного выката, и при этом вам абсолютно все равно, как вы выглядите. И в том и в другом случаях, вам придется обратиться к кубикам-элементам, а потом, уже самим, складывать из них башенку. Величина этой башни будет зависеть от времени и радения, потраченных вами на ее постройку.

Глупо было бы предполагать, что Альберто Томба родился Альберто Томба, в горнолыжном понимании этого термина, конечно. Любая альпийская звезда начинала с «плуга», «юза» и прямых спусков. Просто в результате каждый получает эффект, прямо пропорциональный затраченным усилиям.

Вся разница между вами и лыжниками-асами заключается в том, что вы еще не развили свои мышечные ощущения и мышечную память настолько:, чтобы складывать эти разрозненные элементы техники в единое целое. На это требуется время и практика. Профессиональный лыжник «думает» ногами. Его тело решает за него, какой элемент техники применить в конкретной ситуации. То же самое происходит при ходьбе и беге, например. Вы же не думаете, какой ногой шагнуть и какой рукой взмахнуть при этом.

И еще. На мой взгляд, в горнолыжной технике не должно быть догм. Лично я активно не согласна с авторами этих опусов на тему горных лыж, что «вы должны делать только так и не иначе!»

Каждый человек — уникальный индивид, и к этому факту нужно относиться с должным уважением. Даже на конвейере работают по-разному.

Первое, на что должен ориентироваться катальщик, — это состояние комфорта. Особенно это важно для маленьких детей. Нельзя допускать, чтобы в погоне за правильной техникой катание превращалось в пытку для маленького лыжника. Ведь главное, чтобы ребенок получал
удовольствие от занятий горными лыжами. В конце концов, великими горнолыжниками станут лишь особо способные единицы, которых сама природа выбрала для этого занятия. Так зачем же остальным наступать себе на глотку, стараясь выдавить из своего единственного и неповторимого тела то, что ему вовсе не свойственно?

В прочтенных мною трудах я встречала массу разночтений на тему «учить или не учить» некоторым техническим приемам. Например, меня просто ввергли в состояние недоумения дебаты специалистов о пользе «плуга». Все эти рассуждения имеют столько же здравого смысла, как, скажем, и постулат: «Давайте не будем учить детей ходить, ведь все равно бегать быстрее».

Всеми этими простейшими элементами, о необходимости которых спорят некоторые «эксперты», горнолыжники экстракласса пользуются буквально каждый день, на каждой тренировке и вряд ли бы смогли без них обойтись. Я уверена, что завуалированный «плуг», на спусковой трассе в Китцбюэле спас немало коленей, и даже голов.
Я полагаю, что готова вынести вердикт. Кататься следует с удовольствием и много, не тратя понапрасну время на комплексование по поводу своего несовершенства. Объем все сделает за вас (если он, объем, накатывается «с головой», конечно). От ошибок никто не застрахован. У асов тоже их масса. Конечно, разумное желание совершенствоваться необходимо, но оно должно быть стимулирующим, а не комплексующим фактором. Перед собой нужно ставить реальные цели, достижение которых должно приносить радость, а неудачи при этом не должны вас ввергать в отчаяние.

Если вы уж совсем законченный педант и не знаете предела совершенству, то наймите себе тренера. Я имею в виду хорошего тренера. Этот момент очень важен в юном возрасте. Если вы считаете, что ваш ребенок был рожден, чтобы стать горнолыжником, то, конечно, долгое катание с родителями будет мешать его прогрессу. Если речь идет о большом спорте, то этот фактор может сыграть решающую роль в его спортивной эволюции. В этом случае ребенок или подросток должен кататься в группе примерных сверстников, а главное, под руководством классного тренера. Между прочим, в этом есть свой сермяжный смысл и тогда, когда дальше статуса «горно-лыжника-отпускника» вы заведомо не пойдете. Катание в группе сверстников имеет массу достоинств, которые было бы грехом не использовать. Практически в каждом лыжном курорте ребенка можно определить в мини-секцию, т.е. группу себе подобных, тренирующихся вместе несколько часов в день под руководством опытного инструктора.

Потренировавшись два-три часа в атмосфере здоровой детской конкуренции и получив цри этом порцию технической информации, ребенок возвращается к родителям и катается остаток дня с ними. Надо сказать, что и для самих родителей это мероприятие небесполезно. Каждый ребенок, вернувшись со своего урока, считает своим долгом продемонстрировать, чему его сегодня научили, а главное, уличить родителей в неуклюжести. Таким образом, вы сможете совершенно бесплатно воспользоваться знаниями, приобретенными вашим чадом.

Несколько практических рекомендаций. В процессе обучения очень важен фактор визуального представления. Читаете ли вы горнолыжную литературу, или слушаете тренера, всегда старайтесь активно представить то, что вам объясняют. Очень непроста к восприятию печатная информация. Особенно, если нет хорошо иллюстрирующей фотографии. В этом случае я рекомендую встать и поэтапно выполнять объяснения, т.е. буквально «правую руку вытянуть, левую согнуть, колени в разножке к склону».
Еще раз напомню, что ваши мышцы имеют более надежную память и анализаторы, чем память обычная.

В этом смысле очень важна имитация движений, которые вы хотите освоить на лыжах или уже освоили. Чем большее количество повторений вы сделаете, тем большего автоматизма на склоне достигнете.

В тренировочном процессе очень важен фактор подражания. Это больше психологический момент, нежели физиологический. Основывается он на факторе визуального восприятия. Другими словами, человек значительно лучше воспринимает информацию о движении в том случае, если он видит конкретный маневр, нежели читает или слушает объяснения о нем. Горнолыжные инструкторы активно используют этот момент в своей практике, заставляя ученика копировать свои собственные движения. В этой профессиональной уловке, несомненно, больше позитива, но есть и негативные стороны. Если ваш «паровоз» не является опытным инструктором, и он лишь немногим искушеннее вас, то вы рискуете автоматически «слизать» все его ошибки.

Но, повторяю, это самый эффективный метод обучения.

Хочу отметить еще одну, очень интересную, особенность процесса обучения. Когда я сама практиковалась в тренерстве, я заметила, что, ставя или исправляя технику, ученик должен выполнять утрированное движение, поскольку осознание движения учеником и реальный вид этого движения сильно отличаются друг от друга. Так что, чтобы получить желаемую реальную амплитуду, лыжник должен исполнить гипертрофированное; нелепое, с его
точки зрения, движение. В конце концов, со временем и практикой все утрированные шероховатости сгладятся, зато останется хорошо поставленная, «хорошо прописанная» картина вашей техники.

Итак, если вы психологически готовы к обучению, дело за малым. Вам остается освоить...