Лыжная секция

Елена Вяльбе

Елена Вяльбе / Elena  Vyalbe

Биография

– Елена, с каким настроением отправляетесь в Оберстдорф лично вы?

– С хорошим. Я вообще по жизни оптимистка, потому и в текущий момент надеюсь на лучшее. А три медали, завоеванные нашими девочками в гонке на 10 км (Зоей Медведевой-Арбузовой, Ольгой Завьяловой и Юлией Чепаловой. – «НИ») на последнем этапе Кубка мира, говорят сами за себя.

– Но почему-то ни вы, ни президент Российской федерации лыжных гонок Владимир Логинов не даете прямого ответа – на какое численность медалей мы можем планировать в тот самый раз? Такого плана больше не существует в лыжной федерации?

– Сейчас, за год до Олимпиады, для нас главное – обследовать, в правильном ли направлении мы движемся. Есть определенная программа подготовки, которая утверждалась осенью и которая включает в себя строй новых спорных моментов. Спортсмены тренировались по ней, и в Оберстдорфе, надеюсь, станет ясно, как нам подготавливаться дальше к Играм. Если результата не будет, будем, без сомнения, разыскивать причины, корректировать. Много споров, к примеру, вызывала горная подготовка. С одной стороны, как бы горы всем нужны, с иной – никто не знает, как поведет себя следом них определенный тело. Мы рискнули. Последние сборы в первый раз следом большого перерыва провели в некогда родном для всех советских спортсменов Цахкадзоре. Там же, к слову, готовились и наши биатлонисты.

– Значит ли это, что вы, как и руководители нашей сборной по биатлону, считаете грядущий чемпионат очередным этапом в подготовке к Играм в Турине?

– Не могу заявить, что чемпионат мира для спортсмена – проходящий старт. Они готовятся к нему не меньше, чем к Олимпийским играм. Соревнования-то одни и те же, только у Олимпиады статус выше и на психику давит больше. Но в текущий момент у спортсменов нет никакой накачки. Зачем? Каждый сам знает свои задачи. Я вообще неизменно удивлялась, как разрешено планировать что-то на чемпионаты мира, Олимпийские игры. Хотя также неизменно планировала – выступать. Ставила себе планку и старалась за ней влечься. Да, что-то может не удаться, но, когда планка стоит, есть мотивация. А значит, разрешается ступать на подвиги.

– От кого, на ваш воззрение, нам дожидаться этих геройских поступков?

– И в мужеский, и в женской командах есть по четыре-пять дядя, которые совершенно могут порадовать результатами. Это и Вася Рочев, и Коля Панкратов, и Евгений Дементьев... Юля Чепалова, конечно, Оля Завьялова, Лариса Куркина, Зоя Медведева-Арбузова...

– Утверждение состава команды на тот самый раз прошло без скандалов?

– Тренерский совет шибко миролюбиво прошел. На мой воззрение, мы на все сто процентов соблюли физкультурный принцип отбора. Кто-то доволен, кто-то, надо думать, нет, но в целом все крайне слаженно. Сейчас я хочу только одного – чтобы никто не занедужил. Ну и чтобы никакие подводные течения не помешали спортсменам раскрыться по-настоящему.

– В связи с последними допинговыми скандалами есть нервозность в федерации? Не так давнехонько у Рочева словно бы крайне здорово повысился гемоглобин...

– Гемоглобин – это самая большая наша задача в эти дни. Но у Рочева ничего особенного не было. Дело в том, что такая обстановка бывает у многих, более того не занимающихся спортом людей. И это отнюдь не означает, что они что-то принимали. Таково качество организма. У Жени Дементьева и Зои Медведевой-Арбузовой он также не выше нормы, но на грани. Все это мы держим под контролем. Насколько, вестимо, это быть может.

– Больше половины года прошло, как вы стали первым вице-президентом федерации. Не пожалели ещё, что ввязались в это занятие?

– Нисколько. Даже успела свыкнуться к тому, что меня со всех сторон критикуют.