Лыжная секция

Наталья Баранова-Масалкина

Наталья Баранова-Масалкина / Natalia  Baranova-Masalkina

Биография

– Наталья, в 2002 году в вашей спортивной жизни произошло тяжелое событие – вы оказались замешаны в допинговый дебош, и практически за немного дней до Олимпиады в Солт-Лейк-Сити вас отлучили от лыжных гонок на два года. О чем тогда думали? Не сомневались, что вернетесь на большую лыжню?

– Закончить выступления мысли метко не было. Была обида. Очень хотелось возвратиться в сборную, ещё стать в строй. И никаких сомнений.

– Чем занимались в течение этих лет?

– Первый год дисквалификации старалась как разрешено больше времени проводить дома, с семьей. Но и тренировки не бросала. Разве что не ездила никуда. В 2003-м, когда заключила выгодный индивидуальный контракт, появилось больше денег, и я расширила географию своих тренировок: выезжала в Остров, Раубичи, в Болгарию… Но все одинаково на долгое время из дома старалась не отлучаться.

– Лыжные гонки за время вашего отсутствия изменились?

– Изменились. И сильно немаловажно. Например, стало навалом спринта.

– Это добро или нехорошо?

– Нормально. Отношусь к этому как проявлению прогресса в нашем виде спорта. Кто-то лучше бежит длинные дистанции, а кто-то – спринт. У последних ныне появляется вероятность себя показать. Соответственно меняется и техника бега. Гонки стали больше скоростными, а лыжники – больше универсальными.

– В одном из беседа вы сказали, что изголодались по гонкам. А эмоции не мешают на трассе?

– Видела это беседа, но не помню, чтобы говорила что-то о голоде. За два года отсутствия в сборной несложно накопились эмоции, которые мне сегодня, напротив, только помогают. Хочется ещё многое обосновать...

– Что? Кому?

– Прежде всего себе, что могу ещё достичь успеха на самом высоком уровне.

– Чемпионат мира в Оберстдорфе и Олимпиада в Турине – хорошая вероятность реализовать себя...

– Сейчас все мысли о чемпионате, но закончится он, и, без сомнения, первой целью будет Турин. Хочется побиться там за медали.

– Скромно.

– Претендентов на призы хоть отбавляй, а медалей значительно меньше.

– К Оберстдорфу вы готовились в горах Армении, в Цахкадзоре. Оцените родное состояние перед мировым первенством.

– Мне тяжело в текущее время о нем судить. Время покажет. Самое важное, чтобы было самочувствие. В Цахкадзоре вначале чувствовала себя не шибко что надо, что сказалось на подготовке. Поэтому, со всей откровенностью говоря, я ею не окончательно довольна.

– На каких дистанциях планируете мчаться в Оберстдорфе?

– Скорее всего, побегу 30 километров классикой, а что касается остальных дисциплин, то там все будет отваживаться по ситуации – в зависимости от моей готовности и самочувствия.

– У вас в текущий момент наилучший итог в общем зачете Кубка мира посреди россиянок. Это как-то влияет на ваше положение в команде?

– Никак не влияет. Сейчас я в Кубке мира лучше других выступаю, после этого будет кто-то прочий. Просто я провела удачно немного гонок, ничего больше.

– Все одинаково вы, получается, тянете за собой остальных...

– Чемпионку мира Ольгу Завьялову, олимпийскую чемпионку Юлию Чепалову? Я так не думаю…

– Но у сборной России есть вождь?

– Таких лидеров, какими в родное время были Елена Вяльбе или Лариса Лазутина, по-видимому, нет.